Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Просмотров: 65 Оставить комментарий

Метрополит Московский и всея Руси Кирилл15 лет назад, когда создавалась программа «Слово пастыря», предполагалось, что вести ее должен патриарх. Но Алексий II, подумав, отказался, признавшись, что не видит себя в роли телеведущего. И тогда «Слово пастыря» взял на себя митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (в миру Владимир Гундяев). Тогда он являлся председателем Отдела внешних церковных связей и не раз принимал участие в различных передачах, завоевав сердца телезрителей обаянием и красноречием.

Премьера передачи состоялась 14 мая 1994 года. «Слово пастыря» появилось в телеэфире в трудные для России 1990-е годы, когда нужно было поддержать в людях веру и уберечь их от влияния множества появившихся сект. Вместе с Кириллом зрители бывали в православных монастырях, узнавали о жизни подвижников, таинствах.

Кирилл всегда старался готовить выпуски с учетом пожеланий телезрителей. Его неоднократно сравнивали с сеятелем из евангельской притчи, который сажает доброе слово в надежде, что хотя бы часть из семян прорастет.

Предчувствие беды

Кирилл не раз вспоминал случай, когда чудесным образом избежал гибели. Это случилось в Кабардино-Балкарии больше 30 лет назад.

— Дело было на моих зимних каникулах. Я, признаться, очень люблю горы и вот поехал тогда отдохнуть в Терскол, это в Кабардино-Балкарии. Через несколько дней мне туда позвонил владыка Никодим, посетовал, что плохо себя чувствует. Я пригласил его к себе, сказал, какая замечательная здесь погода, природа, целительный воздух… И он приехал. А спустя два дня вдруг говорит: «Срочно отсюда уезжаем!» Я говорю: «Да что вы, такая погода!» — «Срочно! — говорит он. — Пойди, посмотри, когда автобус идет». Я посмотрел, отвечаю: «Автобус идет в 11 часов». Он говорит: «Нет, возьми машину, мы едем сейчас же». Я поймал какого-то «левака», мы уехали в Минеральные Воды, сели в самолет, прилетели в Ленинград.

Только прибыли — нам звонит местный владыка Антоний и говорит: «Вы добрались?» — «Добрались». — «Так вот, после того как вы уехали, через двадцать минут, прямо в номера ваши ударила лавина, туда поселились туристы из ГДР, и все они погибли. И автобус одиннадцатичасовой попал в лавину…»

— Все происходящее со мной я принимаю как то, что получаю из рук Божиих, — говорит Кирилл. — Если радости — слава Богу! Если горе — значит, мне надо через это пройти. Человек состоится как личность, только когда познает и радости, и горе. Вот это и называется полнотой бытия. Не надо пугаться горя, не надо ломаться под натиском жизни. И я чувствую, вижу над собой руку Божию с детства и по сегодняшний день.

Умный мальчик, но верит в бога

Будуюший Патриарх Кирилл— Так, кто расскажет нам о теории Дарвина? — вопрошает на уроке биологии учительница. — К доске пойдет»

— А вот пусть Гундяев расскажет. Он про это все знает! — выкрикнул кто-то. Семиклассники дружно засмеялись. Все в школе знали: в семье Гундяевых верят в Бога и Дарвин им не указ.

Володя вышел к доске, четко по учебнику изложил заданный материал. А в конце добавил:

— Такова теория происхождения видов по Дарвину. Но есть и другая точка зрения, которой придерживается Церковь и которую разделяю я.

На перемене одноклассники уважительно косились на него: у Володи свое отношение ко всему. Он ведь даже отказался вступать в пионеры! Для тех лет, 1950-х, дело немыслимое! На вопрос директора: «Почему?» мальчик спокойно ответил: «А разве вы не станете возражать, если я в пионерском галстуке буду посещать церковь?» Его даже в газете Ленинградского обкома комсомола пропечатали: «Прилежный ученик, умный мальчик, но верит в Бога!»

— Я всегда знал, что брата ждет блестящее будущее, — вспоминает в одном интервью брат патриарха, настоятель Спасо-Преображенского собора в Петербурге Николай Гундяев. — Его с первого класса почтительно называли Володей. Он уже в детстве внушал уважение к себе.

В 15 лет Володя перешел в вечернюю школу и начал работать картографом Северо-Западного геологического управления в Ленинграде.

— Я оказался в среде весьма интеллектуальных и глубоко верующих людей, в окружении петербургской интеллигенции, — через много лет расскажет в своей автобиографии Кирилл. — Благодаря этим людям я познакомился с серьезной музыкой и театром, у меня появился интерес к настоящей поэзии, литературе. Мы ходили в Мариинский театр, филармонию.

Тогда же, накопив 200 рублей, он купил мопед «Рига». И ездил на нем и на работу, и в вечернюю школу.

Завещание деда

В три года я уже служил в храме, у меня даже было детское облачение. Молебен и панихиду я знал наизусть, — рассказывает Кирилл. Его дед, Василий Степанович Гундяев, «по Божию провидению» стал диаконом, а затем священником, когда ему минуло 70 лет. А до революции работал машинистом Казанской железной дороги, водил поезда особого назначения, так называемые литерные. Что было очень почетно: литерными пользовались высшие чиновники.

Человеком он был некрупным, но физически очень сильным. Однажды, спасая человека, взял и приподнял грузовик!

По тем временам дед зарабатывал очень хорошо, но семья всегда жила скромно. Лишь через много лет внук узнал, что дед почти весь свой заработок переводил в монастыри Святой горы, на Афон.

С приходом советской власти и началом религиозных гонений Василий Степанович заступался за церкви и монастыри. И за свои убеждения прошел не одну тюрьму и ссылку. Незадолго до смерти он завещал потомкам: «Никогда ничего не бойтесь, в этом мире нет ничего такого, чего следовало бы по-настоящему бояться. Только Бога!

«Еще один факт в семье Гундяевых считается Божиим провидением. Во время войны отец будущего патриарха Михаил Васильевич, инженер по профессии, работал в блокадном Ленинграде. Как и большинство блокадников. Михаил Васильевич дошел до полного истощения. Был принят за мертвого и даже отправлен в морг. То, что зрачки у неподвижного человека реагируют на свет, случайно увидела медсестра. Михаила выходили в больнице.

И уже через несколько лет, в 1947 году, Михаил Гундяев принял сан священника в ленинградском Спасо-Преображенском соборе. Сейчас место настоятеля в этом храме занимает его старший сын—Николай.

Мама преподавала немецкий язык в школе, а потом занялась семьей: трое детей требовали заботы и внимания. Жили мы на Васильевском острове, в коммунальной квартире, — вспоминает Кирилл. — У нас была прекрасная библиотека — более трех тысяч томов. И я уже в юности перечитал то, что другим стало доступно после перестройки: Бердяева, Булгакова, книги по философии, редкие парижские издания.

Физиков у нас хватает, священников – нет

В школе Владимиру больше остальных предметов нравились физика и математика. И, закончив учебу, он засомневался, где ему больше хочется учиться: в семинарии или университете. Выбор был за ним, так как, по его воспоминаниям, родители никогда не приказывали детям. За советом Владимир решил отправиться к ректору.

— Помню, ехал я на троллейбусе № 1 по Невскому проспекту, остановки отсчитывал. С бьющимся сердцем вошел к ректору в кабинет. Рассказал, что хочу в семинарию, но перед этим думаю на физика выучиться. Митрополит Никодим тогда сказал, что не стоит тратить время. «Все необходимое придет само, — сказал он, — физиков у нас в Советском Союзе много, а священников не хватает».

Прошение о монашеском постриге Владимир подал, еще, будучи студентом Ленинградской духовной академии. Настоятель Троицкого собора Александро-Невской лавры отец Евгений Амбарцумов сказал ему:

— Ты определяешь сейчас судьбу не только как 22-летний юноша. Ты сегодня делаешь выбор от имени и 30-летнего, и 50-летнего мужчины, и 70-летнего старца. А не может ли получиться так, что этот 40-летний или 70-летний человек упрекнет тебя сегодняшнего?

На этот вопрос студент ответил: «Не знаю» — и положился на Бога.

— Я просто провел черту в календаре и сказал себе: вот день — 27 марта 1969 года. Если до той поры не встречу девушку, с которой буду готов пройти через всю жизнь, то принимаю монашество.

Судьбоносной встречи не случилось, и 3 апреля 1969 года он был пострижен в монахи с именем Кирилл.

Как-то его спросили: «Как отличить любовь от увлечения?»

— Можешь ли ты представить себе, что согласен жить с этим человеком, когда он будет находиться в беспомощном состоянии? — ответил Кирилл. — Жить долго, может быть, всю жизнь? Тогда это любовь. Это дар Божий, и его надо беречь.

Мишень для нападок

Митрополит Кирилл после онлайн-конференцииНа пути к самому высшему церковному сану Кирилл не раз подвергался нападкам, в прессе его обвиняли в строгости к представителям сексуальных меньшинств, обзывали «табачным митрополитом», причисляя к тем, кто имел отношение к торговле табаком и алкоголем. На все это Кирилл отвечает:

— Настоящая вера дает человеку огромную силу и умение преодолевать трудности в жизни. Я глубоко, беспредельно верю в этот Божий промысел над собой.

Кирилл свободно говорит на трех языках — английском, немецком и французском. Цитирует Пушнина, Достоевского… Призывает чаще улыбаться и не выбирать для себя одежду мрачных тонов. Патриарх любит собак, уважает горные лыжи и езду на машине на высокой скорости. А одно время даже увлекался подводным плаванием. Он не выступает против рок-концертов, Гарри Поттера и ИНН. В первой же речи после интронизации Кирилл сказал:

— Церковь должна учиться сопрягать вечные Божественные слова с реальностями жизни, с ее заботами, радостями и скорбями; должна предложить миру не только проповедь с церковной кафедры, но и диалог.

По признанию самого Кирилла, всю свою жизнь он постоянно в делах и заботах:

— Мой духовный наставник владыка Никодим учил: «Ты никогда не справишься с проблемами, если у тебя будет свободное время. Сделай так, чтобы у тебя его не было».

Справка

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (в миру – Владимир Михайлович Гундяев), родился 20 ноября 1946 года в Ленинграде.

Семья: отец – Михаил Васильевич, священник, мать – Раиса Владимировна – учительница, брат — протоиерей Николай Гундяев, настоятель Спасо-Преображенского собора в Санкт-Петербурге, сестра — Елена Гундяева, руководитель епархиальной церковно-богословской детской школы.

Образование: в 1970 году окончил Ленинградскую духовную академию

Карьера:

В 1969 году пострижен в монашество.

В 1971 году возведен в сан архимандрита, назначен представителем Московского патриархата в Женеве.

С 1974 по 1984 год — ректор Ленинградской духовной академии и семинарии.

В 1976-м — епископ Выборгский.

В 1977-м — архиепископ.

В разные годы выполнял миссии в Венгрии, Франции, Перу и т. д.

В 1984-м стал архиепископом Смоленским и Вяземским.

С 1988 года — архиепископ Смоленский и Калининградский.

С 1989 года — постоянный член Священного синода, председатель Отдела внешних церковных связей.

С 1991 года — митрополит Смоленский и Калининградский.

С 1994 года — ведущий телепередачи «Слово пастыря».

С 1 февраля 2009 года — Патриарх Московский и всея Руси

Хобби: путешествия, чтение, горные лыжи

 

 

По материалам Олега Перанова, Теленеделя, № 7, 2009 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *