Иван Заикин: богатырь из Сеченова мизинцем поднимал двухпудовые гири

Просмотров: 16 Оставить комментарий

Иван Заикин - сеченовский богатырь

О богатыре из с. Сеченово Нижегородской области Иване Заикине, прославившем Нижегородскую область, материал был опубликован ранее.  Здесь продолжение зарисовок об этом удивительном человеке. 

Посыльного Ваньку величать Иваном Михайловичем

Чувствуя справедливость и неподкупную честность Ивана, артельщики вскоре избрали его своим старостой — в 22 года от роду. Первым же делом он вырвал своих товарищей из-под ярма посредников-подрядчиков, изводивших артель неправедными начетами. А вскоре и сам с одобрения «мира» стал браться за подряды на погрузку хлебных барж. Заработки трудяг возросли.

Неожиданно все снова переменилось. В праздничные дни Иван Михайлович любил бывать на ярмарках и базарах, где по настроению показывал публике силовые номера. И вот однажды большому любителю тяжелой атлетики и борьбы Константину Меркурьеву, который только-только организовал в Царицыне атлетическую арену, донесли, что на базаре появился какой-то оборванец, который за двугривенный поднимает мизинцем двухпудовую гирю и голыми руками гнет браслеты из полосового железа. Меркурьев предложил Ивану:

— Поступай ко мне в контору мальчиком на посылках. Жалованье положу хорошее, пятнадцать целковых в месяц. А вечерами будешь на арене тренироваться…

Услышав слова «на арене», Заикин с ходу согласился. В конторе русский богатырь выполнял самую черную работу: драил полы, ставил самовар, бегал за водкой. И вот однажды хозяин взял Заи-кина с собой в Питер на всероссийский чемпионат в атлетическом клубе богача-коннозаводчика Георгия Ивановича Рибопьера. В программу состязаний входили борьба, бокс, поднятие тяжестей, гимнастика, фехтование. Там За-икин впервые познакомился с Иваном Максимовичем Поддубным, выступавшим в поясной (русской традиционной) и французской борьбе. Заикину присудили первый приз и звание чемпиона России по поднятию тяжестей.

Несмотря на совет Поддубного не возвращаться к Меркурьеву, наш герой на другой же день выехал в Царицын. Некоторое время он еще оставался на должности «на посылках», но хозяин собственноручно вывесил в конторе полушутливое распоряжение: «Посыльного Ваньку отныне величать Иваном Михайловичем».

Как разюойника Чуркина в революционеры записали

А затем в Царицын прибыл цирк Акима Александровича Никитина, о котором мы уже рассказывали в выпусках нашей рубрики. Владелец цирка с | ходу предложил Ивану заключить контракт. В цирке Никитина Заикин проработал шесть лет и на склоне лет признавался: «Собственно говоря, цирк Никитина сделал из меня всесторонне развитого тяжелоатлета, а не просто борца».

…По улицам и базарам крупного волжского города флегматичные волы несколько дней для рекламы возили телегу с установленной на ней громадной железной клеткой. На клетке висела афиша, которая гласила: «Бегство разбойника Чуркина из железной клетки в исполнении волжского богатыря Ивана Заикина».

Маленький секрет Заикина заключался в том, что на выступления под его одежду через плечо надевалась обыкновенная бурлацкая лямка. Захлестнув ее конец за один прут, богатырь мог все свои усилия приложить к нему одному. Медленно, очень медленно поддавались великанской силе толстые прутья решетки, но в конце концов «Чуркин» все же справился с двумя из них и выбрался на свободу.

Все были в полном восторге, кроме полиции:

— Ах вы! Кандалы рвете, решетки ломаете, скоро стражу избивать народ учить будете! Ливолюционеры!!! Убирайтесь-ка подобру-поздорову из города!

Больше ни в одном городе не разрешили Заикину с Никитиным показать инсценировку «Разбойник Чуркин».

Был в репертуаре Заикина еще такой фокус: атлет становится к столбу, а помощники обвязывают его со всех сторон полосовым железом — по двое гнут одну железяку. Все оковы требовалось разорвать разом, что было в принципе невозможно. Удумали вот что: когда путы нацепляли, атлет напрягал все мышцы, как только мог, а в нужный момент расслаблялся, и железные кольца чуть ли не сами с него соскальзывали.

Чтобы подвох не был заметен, в решающий миг на сцене зажигались сотни бенгальских огней, взрывались хлопушки, к куполу взлетали разноцветные ракеты. Протрет публика глаза, прочистит уши — а Ванька-силач уже рядом со столбом стоит, железки попинывает…

Поддубный оберегал от «халявщиков»

Атлету уже давно мечталось познакомиться поближе с Иваном Максимовичем Поддубным, однажды уже уложившим его на лопатки на 16-й минуте схватки.

Судьба вновь свела этих двух замечательных борцов в 1907 году на чемпионате в Тамбове. Они встретились на ковре, и в итоге Заикина унесли с поля битвы с сильным растяжением связок. Дядя (так спортсмены звали Поддубного) часто навещал в больнице Зайку, как он ласково окрестил нашего героя, приносил ему редкостные фрукты и показывал свои излюбленные приемы. Эта благороднейшая черта характера была свойственна и Ивану Михайловичу: он никогда не таил от молодых борцов того, что усвоил сам.

Вокруг Заикина всегда крутилось множество ресторанных поклонников — любителей выпить на чужой счет. Поддубный с материнской нежностью оберегал товарища от них:

— Свихнуться легко, — ласково басил «дядя Иван». — Не кури и не бери в рот спиртного.

Однажды Заикин и его антрепренер Ярославцев проделали такой фокус: распустили слух, что атлет выпивает разом бутылку крепкого вина. На виду у «нужных» людей зашли однажды в ресторан, заказали бутылку лучшего коньяка. Иван Михайлович перелил ее в большой бокал и медленно выпил. Купцы-спонсоры выпучили глаза. Не знали они, что в бутылке был индийский чай с лимоном и сахаром, — правда, за этот напиток Заикину пришлось заплатить как за настоящий коньяк. И с того дня так и повелось: когда того требовал этикет, торжественно появлялась «заикинская чарка». Напиток в ней плескался все тот же.

В дни своей борцовской славы прикатил Заикин в родные места на Волгу. Там на пристани он встретил своих бывших коллег-грузчиков. Чтобы скрасить жизнь обездоленных людей, Заикин купил тысячу полушубков и раздал их голытьбе. На поле каждого полушубка несмываемой краской было начертано: «ИВАНЬ ЗАИКИНЪ».

— Это для того, — пояснил

чемпион, — чтобы кабатчики не могли полушубок в залог отобрать. Кто разденет бедолагу, последний тулуп за косушку снимет, будет иметь дело со мною…

Бывая на пристанях, Иван Михайлович подолгу наблюдал за разгрузкой пароходов. Однажды он подошел к рабочим, восседавшим на штабеле досок и закусывавшим хлебом с луковицами.

— Плохо, братцы, питаетесь, — покачав головою, проговорил он и подозвал торговок, сновавших по пристани с пирогами и всякой снедью. — По два фунта пирогов на каждого и по стакану водки!

За дармовым угощением выстроились не только грузчики, но и босяки, обитатели ночлежек. Заикин угостил всех.

После угроз итальянцев нанял телохранителей

Как-то на гастроли в Царицын прикатил цирк Дюмона. Владелец цирка был наслышан о Заики не из газет и охотно взял его в свою труппу. С самого начала тяжелоатлет решил отказаться от эффектных номеров, основанных на обмане публики. Он по-честному прохаживался по арене с 25-пудовым (400-килограммовым) якорем, сгибал на спине в кольцо железную балку. Спортсмен поднимал на спину сорокаведерную бочку с водой и гулял с нею вокруг арены, держал на плечах платформу, на которую усаживались три десятка человек. Зрители думали, что тут дело нечисто, и приносили в цирк свои железяки. Заикин и их с легкостью гнул в баранку.

В 1908 году француз-антрепренер заключил с Заикиным контракт на гастроли в Париже. Там атлет сразил публику «живой каруселью»: поднимал на плечи длинную штангу, на которую усаживались десять человек, и быстро вращал ее.

После окончания гастролей русского силача пригласили принять участие в международном чемпионате по борьбе. Из наших соотечественников, кроме него, там принимали участие Иван Поддубный и великан Григорий Кощеев, вятский крестьянин-силач. Труднее всего Заикину досталась победа над тогдашним чемпионом мира Джиованни Райцевичем. Итальянские болельщики выкрикивали с трибун в адрес Заикина угрозы, так что организаторам состязаний даже пришлось приставить к Ивану Михайловичу двух полицейских.

В итоге первый приз и звание чемпиона мира завоевал Поддубный, второе место на пьедестале досталось Заикину, четвертое — Кащееву.

Источник: Нижегородский рабочий № 54 от 27.03.09

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *