Хлопоты Пушкина о Кистенево в Сергаче

Просмотров: 33 Оставить комментарий

Пушкин А.С.В 1974 году научный сотрудник Горьковского областного архива Нина Илларионовна Куприянова обнаружила три неизвестных до того времени автографа Александра Сергеевича Пушкина. Это его подписи под документами на вступление во владение Кистеневом.
Болдино административно относилось к Лукояновскому уезду. И «вводные листы» искали в фондах учреждений Лукояновского уезда. А Кистенево, несмотря на то что составляло с Болдином единое имение, территориально числилось за Сергачским уездом. И именно в фондах Сергачского уездного суда Н. И. Куприянова обнаружила четкую подпись: Александр Сергеевич сын Пушкин.

Три листа, или пять исписанных страничек, и оказались «вводным» документом и крестьянской присягой. Позже «Дело Сергачского уездного суда № 561 по прошению коллежского секретаря  Пушкина о вводе его по отдельной записи во владение имением в сельце Кистенево» было передано в Пушкинский дом — Институт русской литературы в Санкт-Петербург.

Между прочим, оформлено все было очень быстро. 11 сентября Пушкин через своего дворового писаря Петра Киреева подал прошение в Сергачский уездный суд, а через пять дней — 16 сентября — заседатель Григорьев, приехав в Кистенево, ввел нового помещика во владение имением. Дальше Пушкину пришлось заняться процедурой, связанной с заложением Кистенева в сохранную казну и получением ссуды за этот залог, ведь прежде всего Александру Сергеевичу перед свадьбой были нужны деньги за имение, а не оно само по себе, и поэтому все хлопоты по этому делу Пушкин возложил на Петра Киреева и на его имя оформил два «верющих» письма за своей подписью каждое — первое 19 сентября, а второе — 4 октября 1830 года. Оба раза Пушкино пришлось съездить в Сергач, чтобы там лично заверить свои доверенности. Кстати, от Болдина до Сергача около шестидесяти верст. В погожие дни Пушкин, скорее всего, преодолевал это расстояние верхом, хотя мог добираться туда и на конной упряжке. А Петру Кирееву с уже заверенным пушкинским автографом «верющим» письмом пришлось отправиться в Нижний Новгород. И Киреев тронулся в путь сразу же, 19 сентября. И довольно быстро добрался до центра губернии; самое удивительное, что он сумел преодолеть противохолерные карантинные заставы, хотя из писем Пушкина следует, что они непреодолимы. Согласитесь, странно: то, что не удалось барину, причем дважды, оказалось под силу его крепостному крестьянину.

Может быть, барин не очень старался и рад был вернуться в Болдино, чтобы продолжать писать…

Между прочим, деньги за залог Кистенева и 200 крепостных крестьян Александр Сергеевич получил только в 1831 году.

Источник: Нижегородский рабочий № 163 от 07.10.09 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *