Село Селище Большеигнатовский район (Республика Мордовия)Православие 

История образования прихода села Селищ Сергачского уезда Нижегородской епархии

Село Селищи до 1876 года было деревней приходской к селу Чукалам. Жители села Селищ мордва—эрзя, христианство приняли в начале действий Конторы новокрещенских дел вместе с Чукальской мордвой 1741—42 гг.
Название поселку „Селищи” — от слова селить — дано, конечно, русскими, но когда образовался самый поселок и как назывался по-мордовски —старожилы не помнят. Они говорят только, что Селищи образовались из поселенцев, сосланных сюда Правительством в наказание (а за что? —не знают), и что на первых порах поселок состоял только из пяти семейств. Имена первых обитателей сохраняются и доныне в фамилиях селищенских мордвов, между которыми в ряду чисто мордовских прозвищ есть и татарские, например, Мурзаевы.
16 Мая 1681 года был объявлен именной Царя Феодора Алексеевича указ, которым повелевалось сказать мордве, чтобы „они, поискав благочестивыя христианския веры Греческого закона, крестились все…, а буде они креститься не похотят, и им сказать, что они отданы будут в поместья и в вотчины некрещеным мурзам“. Сосланные в Селищи Правительством в наказание не были ли ослушники приведенного царского указа, отданные в поместье какому-либо мурзe с правом поселения их около некрещеной Чукальской мордвы?
Далее, по сказанию Чукальской Церковно-приходской Летописи „в 1744 году (год освящения церкви) село Чукалы называлось уже старыми Чукалами“. Стало быть в отличие от новых, а этими новыми Чукалами и могли называться только Селищи, судя по времени и составу начального образования Чукальского прихода, когда в Селищи было переселено из старых Чукал несколько семейств, как и во вновь основанную тогда же деревню Андреевку.
Со времени принятия христианства Селищинская мордва была отписана на Великую Государыню и перечислена в дворцовую. Дворцового казенного ведомства Селищинская мордва оставалась до 1797 года, когда была пожалована Императором Павлом I Петру Павловичу Званцову.
В 1872 году владелец деревни Селищ Петр Иванович Званцов и крестьяне деревень Селищ и Петровки испросили у Епархиального Начальства разрешение соорудить в Селищах храм и открыть особый приход.
10 Сентября было освящено место для храма, а в Октябре и Ноябре выложен каменный фундамент и положено несколько венцов. С Марта по Октябрь 1873 г. окончена вырубка и поставка всего здания как церкви, так и колокольни с водружением на них крестов. В 1874 г. продолжались работы по внутренней отделке храма: штукатурке стен, установке иконостаса, устройству клиросов и проч. В 1875 г. иконостас украшен резьбой и позолотой, уставлен иконами изящной и ценной живописи, храм снабжен церковной утварью, богослужебными книгами и ризами в достаточном количестве.
Высокопреосвященнейший Иоанникий, обозревая летом 1875 года епархию, посетил и Селищенский храм, тогда еще не освященный, и остался очень доволен его устройством, особенно же позолотой иконостаса.
В 1875— 76 гг. устроены дома для предположенного причта, нарезана земля в количестве 33 десятин полевой и 1 1/2 д. – усадебной, установлено жалованье причту вместо хлебных сборов и платы за метрические требы по 60 к. с ревизской души.
11 Ноября 1876 года с благословения Высокопреосвященнейшего Иоанникия храм в Селищах освящен в честь Рождества Христова местным благочинным Ф.П. Лавровым в сослужении шести священников ближайших селений.
По освящении храма в селе Селищах во вновь открытый приход (из Селищ, Петровки и Роксажон) переведен из села Чукал второй штат священноцерковнослужителей, именно: священника И.И. Певницкий и псаломщик П.А. Зверев, старостой церковным избран крестьянин села Селищ Е.И. Юркин. Число ревизских душ в приходе в год его открытая было 619.
В 1877 году в селе Селищах открыто церковное попечительство под председательством местного священника. В 1881 году на попечительские средства в селе Селищах построено здание приходского училища деревянное, крытое железом, стоимостью до 700 рублей, в котором обучается до 40 учеников ежегодно при особом учителе и законоучителе — местном священнике.
С 1885 года заведены в приходе внебогослужебные собеседования между утреней и литургией. Народ охотно слушает чтение Евангелия, жития святых и Троицких Листков.
С 1 Июля 1886 года староста церковный с попечителями наняли регента – человека благонадежного и хорошо знающего свое дело.
До принятия христианства Селищенская мордва кланялась пенькам, приносила в жертву овец, лошадей, быков и совершала много суеверных обрядов. Как предмет суеверного почитания у них и доселе, почти у каждого домохозяина, имеется „шукшпря“ или „кардо-сярко“. Это камень или плита, положенные на дворе в особом месте. Место, где лежит этот камень и самый камень считаются чем то вроде святыни. Если нужно заколоть курицу, или овцу, то режут почему-то именно на этом месте.
Еще в недавнее время, говорят сами мордва, некоторые из них действительно считали за обязанность во всех важных случаях своей жизни молитвенно обращаться к своему шукшпря, или кардо-сярко, как к некоему божеству, охраняющему дом от всякого зла. Говорят, что некоторые старики и старухи и доныне питают к нему суеверное почитание, особенно, когда приходится поминать родителей.
Относительно умерших есть такое cyeвepиe: после погребения кого-либо из членов семейства, когда приходят домой с кладбища, старшая в доме бросает в сени косарь для того, будто бы, чтобы умерший не приходил в дом и не пугал домашних.
Около Селищ есть места, которые своими названиями живо напоминают древнее идолопоклонство. Так, напр., есть „Кожаная Поляна” в лесу. Она названа так потому, что там резали лошадей, приносимых в жертву, и кожи их сушили на одном известном дубу. Другое место “Ревень-печке-ме-лей“ названо так потому, что тут резали овец. А еще место „Каша-каль“ названо так потому, что тут варили кашу для поминовения родителей. Наконец, есть еще место, где происходило самое поминовение родителей,— оно известно теперь под именем „Атянь-шкадьме-лей”.
При молянах своих (так назывались и теперь называются общественные и частные моления мордвов), мордва употребляла огонь, добываемый посредством трения дерева о дерево. Огонь этот считался у них священным и потому его долго уважали и по принятии христианства. Бывало так, что когда назначалось общественное моление раз в год, тогда строго наказывали всем домохозяевам, домашний огонь заливать и брать новый с места, где совершалось моление, и хранился этот огонь обыкновенно целый год.
Нечто напоминающее древнее почитание огня заметно и теперь в следующем суеверии: когда встречают молодых от венца, то домашние, обыкновенно старшие в доме, зажигают лучину, готовят жар—угли, и как только молодые через порог войдут в дом, то вдруг бросают им на встречу под ноги какое-нибудь железо вроде разбитой сковороды с жаром и думают, что этот обычай предохраняет молодых от порчи.
Мордва верит, что среди них есть колдуны, знахари, которые посредством различных зоговоров могут многое будто бы сделать, могут и червей заговорить и кровь остановить, могут и людей испортить, особенно новобрачных.
Жители приходских деревень Петровки и Роксажен такие же мордва—эрзя, как и в Селищах, а потому и религиозно-нравственное состояние их одинаково.
Но как бы ни были суеверны, как бы ни были мало просвещены светом учения христианского, мордва все-таки народ набожный, к службе церковной усердный и в жизни более или менее нравственный. Губит прихожан села Селищ пьянство, непочтение младших к старшим, а отсюда частые семейные разделы. Но против этих зол многое и говорится и читается на внебогослужебных собеседованиях.
Главным промыслом прихожан служит землепашество. Занимаются некоторые и другими ремеслами. Так, напр., есть мелкие торговцы, кузнецы, плотники, столяры, колесники, сапожники, печники и т. п. Роксажонцы же большей частью, кроме землепашества, занимаются пережиганием дров на угли, почему и живут подолгу в лесах.

Сообщ. Аполлон Можаровский

Источник: Нижегородские епархиальные ведомости № 20 от 15 Октября 1890 года

Записи по теме

вверх