Чертеж церкви в селе Старо-АхматовоПравославие 

Приход села Старо-Ахматова Сергачского уезда Нижегородской епархии

Село Старо-Ахматово отстоит от губернского города Нижнего Новгорода на 170 верст, от уездного Сергача на 40 и от ближайшей почтовой станции Черновской на 7 верст. Расположено оно на равнине в две правильные параллельные одна другой улицы, между которыми пролегает почтовый Симбирский тракт, прорезываемый в средине села речкой Альзей по направлению с запада на восток невдалеке от впадения ее в р. Пьяну. Альзя протяжением не большая речка и маловодная. В селениях, прилежащих к Альзе, по ней устроены запруды, чтобы иметь достаточное количество воды. Русло речки от 4 до 5 сажен, вода свежая и чистая. В Старо-Ахматове те семейства, дома которых стоят недалеко от речки, пользуются водой из нее, а дальние довольствуются водой из колодцев.
Местность прихода села Старо-Ахматова безлесная и ровная, почва черноземная, плодородная. Грунтовые дороги удобные. Климат здоровый.
Приход Старо-Ахматовский и в прежнее и в настоящее время состоит из одного села, в котором 155 дворов и два хутора с населением в 1060 душ обоего пола. В период действия “Положения“ о сокращении причтовых штатов и приходов к Старо-Ахматову был приписан приход села Ново- Ахматова, но с 1885 года приход Ново-Ахматовский обращен в самостоятельный.
Граничит Старо-Ахматово на востоке с. Ждановым, на юго-востоке – с. Черновским, на юго-западе – Ново-Ахматовым, на западе – Молчановым, на севере – Исуповым и Покровом.
Население Старо-Ахматова все чисто русское. Время возникновения Старо-Ахматова, как поселка, одновременно возникновению в данной местности ceлeний: Казаринова, Болдина, Каненева, Алексеевского и Ново-Ахматова, которые все вместе взятые когда-то составляли одну вотчину господ Ахматовых.
По типу образования Старо-Ахматово принадлежит к разряду тех русских селений в крае, которые создались здесь путем владельческой, поместной колонизации. Предание, сохраняющееся в роде господ Ахматовых, гласит будто бы один из предков их — татарин Мурза по обращении в христианство получил в дар от одного из русских царей ту местность, на которой в настоящее время расположены указанные селения. Но только предание не помнит имени того царя. По историческим же признакам выходит, что тот царь был или Иоанн Грозный, или Алексей Михайлович (Подробнее об этом можно прочитать в нашей статье „село Алешевское“…). На основании этого предания и самое возникновение Старо-Ахматова, как поселка, надобно относить или ко второй половине XVI или ко второй половине XVII века; но несомненно то, что Старо-Ахматово создалось в село и сформировалось в приход в царствование Алексея Михайловича, именно в 1672 году.
По церковной описи за 1847 год и в клировых ведомостях значится, что храм в Старо-Ахматове построен в 1672 году деревянный, однопрестольный, в честь Божьей Матери Владимирской. Этот первоначальный храм существует в Старо-Ахматове и по настоящее время с незначительными изменениями, произведенными в 1870 году. Храм самой простой архитектуры и небольших размеров: от горнего места и до выходной западной двери 13 1/2 аршин, ширины 8 аршин и высоты 6 аршин. Глава на церкви до 1870 года непосредственно утверждалась на крыше в два ската, а в 1870 году под нее подведен небольшой осьмигранный фонарик. Колокольня в один ярус нарублена над трапезой, на которую и ход до 1870 года был чрез окно из трапезы. В 1870 году на средства прихожан и их усердием стены храма и алтаря были исправлены, деревянная кровля заменена железной и окрашена медянкой, внешние стены храма вновь обиты тесом и окрашены белой краской, вместо прежней желтой. В 1873 году вновь позлащен и окрашен белой масляной краской иконостас с заменой в нем прежних икон новыми, внутренность церкви обита полотном, окрашена голубой масляной краской и расписана по стенам священными изображениями из последних дней земной жизни Спасителя.
Утварью и всеми богослужебными принадлежностями церковь достаточна, но примечательного по ценности или старине не имеется ничего.
Библиотека церковная состоит из 84 книг, между которыми, кроме собственно богослужебных, имеются истолковательные по свящ. Писанию, догматические собеседовательные (большинство), полемические против раскола, литургические и апологические. В архиве церковном ценных документов нет. Метрики и исповедные росписи хранятся с 1826 года, брачные обыски, клировые ведомости, приходо-расходные книги более позднего времени. Нет в архиве плана и на церковную землю, а значится та земля на общем с владельцами плане и в акте выкупного договора помещиков-землевладельцев с крестьянами, составленном 16 Апреля 1869 года.
Храм стоит в центре села на равнине в расстоянии от домов причта на 18 сажен, от волостного правления на 25 и от домов поселян на 40 сажен.
Кладбище приходское в прежнее время было при церкви, но потом, по распоряжению Правительства, отведено для него особое место за селом в расстоянии 100 сажен пространством 40 сажен длины и 30 ширины, окопано рвом и окружено валом. Как при церкви, так и на новом кладбище из лиц, заслуживающих особой исторической памяти, не лежит никого.
Причт при Староахматовской церкви от начала и до 1885 года состоял из священника и двух причетников, а теперь — только из священника и псаломщика.
Из священников особой приходской памятью пользуется Александр Иванович Певницкий, священствовавший в Старо-Ахматове с 11 Октября 1879 года по 1 Апреля 1887 года — день его кончины. При его похоронах приход непритворно плакал, да и до настоящего времени слышится плач прихожан, когда в поминальные субботы служится панихида на его могиле. Кроме того, во всех приходских диптихах-помянниках имя иepeя Александра записано.
Из клира достоин исторической памяти причетник Лев Михайлович Быстров, примерный чтец и певец по цефаутному ключу, прослуживший при церкви Старо-Ахматова свыше 50 лет. В посещение Старо-Ахматовской церкви в 1875 году – в год 50-летия служения Быстрова — Высокопреосвященнейшим Иоанникием — Владыка нарочитое внимание обратил на прекрасный хор, заведенный и руководимый причетником Быстровым, похвалил певчих, а причетника-регента Быстрова в особенности, и дал ему некоторую сумму денег.
Основой содержания причта до 1872 года служила земля в количестве 33 десятин, а подспорьем — доходы от треб и разные мелочные сборы. Но в 1872 году по приговору прихожан, утвержденному губернским по обеспечению быта православного духовенства присутствием, все эти статьи содержания причта (земля, доходы и сборы) заменены денежной ругой от прихода в размере 400 рублей в год, причем 200 рублей – за землю и 200 рублей – взамен платы за требы и сборы.
Дома у причта с 1872 года общественные: у священника – пятистенный, а у псаломщика – две избы, соединявшиеся сенями.
Из посещений Архипастырями Старо-Ахматова в памяти народной сохранились посещения Преосвященным Антонием в I860 году и Преосвященным Heктарием в 1864 году. С посещением Старо-Ахматова в 1875 году Высокопреосвященнейшим Иоанникием связано следующее предание:
Во время объезда по обозрению церквей и приходов но Сергачскому уезду Владыка миновал-было Старо-Ахматово, но Староахматовцы усердно желали видеть у себя Владыку, почему и отправили по пути следования Архипастыря нарочитых посланных к нему просить посетить и Старо-Ахматово. Владыка исполнил их просьбу. Встреча со стороны Староахматовцев Владыки была сыновней преданности Архипастырю. Небольшой приходский Владимирский храм далеко не мог вместить всех желающих видеть Владыку и принять от него святительское благословение: большинство стояло за оградой церковной, имеющей в окружности 49 сажен, и даже за оградой.
Селение называется Ахматовым по основателю владельцу. Старым в отличие от Нового, которое, как можно думать возникло позднее, выделявшись из Старого, как его колония. В просторечии Старо-Ахматово называется „Большим”, а Новое – “Малым“. Прежде Старо-Ахматово в официальных бумагах писалось еще и „Богородским” по храму, но ныне это название оставлено и забыто.
Население Старо-Ахматово все православное и никогда не было заражено расколом, хотя в окрестных селениях и есть раскольники, с которыми Староахматовцам приходится по житейским делам сталкиваться не редко. Кроме заботливости о поддержании и благоукрашении своего приходского храма Староахматовцы усердно посещают церковные богослужения, чинно проводят воскресные и праздничные дни, свято исполняют установленные посты, а старушки и в большинстве вообще женский пол даже понедельничают. Число небытчиков у исповеди и св. Тайн причащения по ощущению очень незначительно, но при этом более набожные старицы и старцы говеют по два и по три раза в год. В благочестивом обычае у Староахматовцев ежегодное хождение на богомоление к святым местам: ходят в большинстве (от 60 до 80 человек в год) в Понетаевку и Промзино, в меньшем числе – в Саров и Муром и несколькими единицами (1 – 6) – к Троице-Сергию и в Киев. От святых мест паломники приносят домой просфоры, масла из лампад перед мощами или ликами святых угодников, крестики, образки, литографии видов святых мест, жития поклоняемых прославленных угодников и проч.
Нищелюбие – присущая черта Староахматовцев: они никогда не отказывают нищему, если есть что подать ему и чем поделиться с ним. Не подать нищему, когда есть что и чем, хотя бы и способному к работе, они считают за великий грех.
Общественные моления Староахматовцы отправляют всем миром при выгоне скота, перед посевом, во время бездождия и безведрия.
Экономический быт Староахматовцев удовлетворительный, так как они ни до, ни после освобождения от крепостной зависимости не испытывали материального недостатка.За время крепостного права господа их ни Ахматовы, ни Бибиковы не угнетали барщиной, а держали их все время на оброке, необременительном для крестьян, а по освобождении наделили их землей лучшего качества в достаточном количестве, именно в размере 1050 десятин. Благодаря черноземной почве с десятины собирается до 1300 снопов, столько, что за удовлетворением необходимых потребностей всегда остается избыток, которые и сбывается крестьянами на базары в Гагино и Адашево. По отсутствию привольных пастбищ Староахматовцы держат скота не много, но у каждого домохозяина есть и лошадь, и корова, и по несколько голов мелкого скота. Четверо домохозяев имеют пчельники приблизительно по 100 ульев, у шестерых – ветряные мельницы. Ремесленников в приходе нет, кроме двоих плотников, одного печника и портного, но они далее своего села на заработки не ходят.
Во внешнем быту Староахматовцы ни чем не разнятся от крестьян других смежных с ними селений: ни устройством жилищ, ни одеянием, ни домашним обиходом.
В общинном быту Староахматовцы за “миром” (сходом) признают решающее значение. При избрании в старосты, сотские, десятские, сборщиков податей и проч. держатся очереди, преследуя главным образом то, чтобы каждый член “мира” отслужил обществу в том или другом звании определенное число лет.
В Старо-Ахматове шестая часть населения грамотные, в числе которых есть и женщины, хотя до 1887 года в приходе и не было правильной школы, но обучение шло или у членов причта, или в школе села Молчанова (в двух верстах от Старо-Ахматова). Грамотные в праздничные дни читают преимущественно те книжки, которые приносятся богомольцами от святых мест.
Суеверий между Ахматовцами не замечается, кроме веры в существование домового.
На мир Божий Староахматовцы смотрят как на творение Божие, непостижимое для ума человеческого.
На приключающиеся человеку болезни смотрят как на посещение или наказание за грехи — это болезни серьезные, которые они и не пытаются лечить, хотя предубеждений против научной медицины и не имеют. Обыкновенные же болезни пользуют сами средствами и способами, унаследованными от предков. Из церковно-приходских учреждений в Старо-Ахматове имеется попечительство.

Сообщ. Аполлон Можаровский

Источник: Нижегородские епархиальные ведомости № 21 от 1 Ноября 1893 года

Записи по теме

вверх