Сергач: что надо!

Город Сергач и его храмы в истории их

Из истории Сергача

С основания Василь-Сурска и почти до взятия Казани река Сура и устье Пьяны служили границей между Московским и Казанским царствами, п Сюда, как на крайний и опасный пункт, Московское Правительство ссылало, по суду, преступников в работы на устроенные здесь, благодаря, обилию почти непочатых лесов, казенные поташные заводы на известное число лет с правом водворения потом в этой местности на постоянное местожительство. Поселенцы эти с течением времени были соединены в административном отношении в одну волость, которая и называлась “Казенной Поташной волостью”.
Со времени отмены перехода крестьян в осенний Юрьев день, или уничтожения “Юрьева дня” и окончательного закрепощения крестьян за боярами в царствование Феодора Иоанновича в конце XVI века правителем Государства Борисом Годуновым выступило на сцену беглянство: многие из смердов и холопов, не стерпя кабалы, бежали туда, где было подальше от Правительственного глаза. Таким укромным местом для укрывательства была и восточная граница Московского Государства с ее Сурскими и Запьянскими лесами, или, так называемый и до днесь, “медвежий угол”. В этом углу беглецы находили вольное житье и селились тут. С годами поселенцы и беглые прибывали, размножались и начали соединяться для совместного жительства в поселки. Так явились поселки: Троицкий, Ключево, Кладбищи и др. и во главе их Сергиево или Сергачево, как центр “Казенной Поташной волости”.

Первые храмы в Сергачеве (Сергиеве)

В 1654 году в Сергачеве была уже церковь во имя Преподобного Серия Радонежского с главным престолом в честь Божьей Матери (Владимирская). Церковь эта существовала до 1752 года, когда за ветхостью была разобрана и на месте ее был построен другой такой же храм, а в 1787 году неподалеку от первого храма был построен теплый – во имя св. Пророка Илии.
О церквах построения 1737 и 1752 года летописец Сергачской Дамаскинской церкви говорит следующее: “Стены храмов были срублены из дубового и липового лесу бревна которого были усердствующим народом доставлены из ближайшего леса, называвшегося “Явлейки“, возком на себе.

Явлейка

По причине привольного леса полы и потолки в храмах были колотые из толстого липняка, а крыши покрыты вершковым тесом в два теса с берестовой прокладкой. Стены снаружи были обшиты такой же толщины тесом продольно сверху вниз, иначе сказать, стоймя. Поставлены храмы были „на члены“, т. е. на сплошных деревянных столбах, как бы на деревянном фундаменте. Внешний вид того и другого храма был незатейливый — крыши шатром. Внутри храмы не высокие, стены голые, вдоль их с обеих сторон тянулись полки, на которых стояли фамильные образа. Пониже были другие полки, куда богомольцы клали шапки и рукавицы. Каждый богомолец нес свою или покупал в церкви свечу и ставил сначала своим образам, а потом уже общим или “мирским“ иконам. Иконостасы были тоже незатейливые: иконы маленькие, исключая нижнего яруса, отделявшаяся одна от другой маленькими полуколонками, украшенными изображением гирлянд из виноградных кистей и листьев, окрашенных соответствующими сюжету красками. Фон иконостасов в той и другой церкви был голубой. Иконы все были греческого письма, но не высокого достоинства, за исключением храмовой иконы Владимирской Божьей Матери. Утварь была бедная.
Из древней Владимирской церкви, как памятники, хранятся теперь в Дамаскинской церкви оловянный сосуд, медный напрестольный крест, украшенный различными стеклышками, темница с резной фигурой Спасителя, резное распятье с предстоящими и царские врата, сделанные из двух цельных досок со сквозной цельной резьбой. Остатки иконостаса из Ильинской церкви находятся теперь в деревянной часовне, что на святом ключе (в 4-х верстах от Сергача по Яновской большой дороге).

(Примечание: Ключ этот течет из-под горы по глубокому оврагу, над истоком которого в полугоре издавна построена часовня. Есть древнее предание, что на святом ключе был когда-то явленный чудотворный образ Владимирской Божьей Матери, но скрылся и явился потом в селе Кемарах Княгининского уезда. На святой ключ ежегодно 23 июня в день Владимирской Божьей Матери бывает крестный ход из Сергачского собора и Дамаскинской церкви. Здесь в часовне отправляется молебное пение Божьей Матери Владимирской, на ключе совершается водосвятье.)

Царские врата с некоторыми другими иконами находятся теперь в часовне Сергачского тюремного замка. Те и другие плохой работы. Облачения как на престолах и жертвенниках, так и священнические были бедные, большей частью ситцевые и набойчатые.
Так как обе церкви были недалеко одна от другой, то колокольня при них была одна и стояла отдельно от храмов, вокруг которых было и кладбище и усадьбы духовенства.
В 1779 году Декабря 31 дня село Сергиево, или Сергачево на основании положения об учреждении губерний по распоряжению Нижегородского Генерал-Губернатора Л. А. Ступишина Председателем Нижегородского Уголовного Суда Белокопытовым объявлено уездным городом с наименованием “Сергач”, в в нем открыты присутственные места. Со стороны Епархиальной власти тогда же последовало распоряжение об обращении Владимирской церкви в соборную и об отводе кладбища от нее в более отдаленное место – за город.

Собор в городе Сергаче

Кладбище отведено было на полутораверстном расстоянии от Сергача. Но Сергачане, свыкшиеся с обычаем хоронить своих мертвых у церкви, не могли помириться с мыслью, что их ycoпшие будут отселе лежать вне церковной ограды. На построение же церкви на новом кладбище у них не было средств. В этом печальном настроении Сергачан, им помогла владелица села Чуфарова Анна Гавриловна Нормацкая. В селе Чуфарове в это время было две деревянных церкви:
1-я в честь Рождества Христова и Казанской Божьей Матери,
а 2-я – во имя свв. Иоанна Милостивого и Иоанна Дамаскина.
Обе эти церкви находились на кладбище со звонницей при них вместо колокольни, построения довольно давнего, судя, по св. антиминсам, выданным в 1670 году при Патриархе Иоасафе. Застроив в селе Чуфарове в 1780 году каменный трехпрестольный (Сошествия Св. Духа, Рождества Пресвятой Богородицы и Успения Божьей Матери) храм, Анна Гавриловна Нормацкая одну из кладбищенских церквей, именно свв. Иоанна Милостивого и Иоанна Дамаскина и пожертвовала сетующим Сергачанам для постановки ее на новоотведенном их кладбище, что последними к утешению их и исполнено.
Между тем Сергач после разных колебаний — быть или не быть ему уездным городом, наконец в 1801 году был окончательно признан уездным городом. Ко времени вторичного открытия города Сергача местные его церкви от давности были уже ветхи, особенно Ильинская, признанная по свидетельству ветхою еще в 1799 году и как внешним фасадом, так и внутренним украшением не соответствовали городу. Горожанам было предложено выстроить каменный собор. Но они по своей бедности не могли этого сделать. Тогда Правительство определило на казенные средства соорудить в г. Сергаче соборный храм: из сумм Комиссии Духовных Училищ было отпущено единовременно на это сооружение 10,578 р. 43 к. серебром. Наблюдать за сооружением собора было поручено Сергачскому Городничему, наблюдавшему прежде за построением присутственных месть в городе: каменного двухэтажного корпуса. Собор в три престола (главный в честь Владимирской Божьей Матери, в трапезе на правой стороне – во имя св. Пророка Илии, на левой – Преподобного Серия Радонежского) начат строением в 1815 году. На обжиг кирпича для собора была употреблена, пришедшая уже в совершенную ветхость, Ильинская церковь. Придельные престолы были освящены в 1820 году, а главный – в 1828 году.
Таким образом в г. Сергаче одновременно стали существовать два храма и оба Владимиро-Сергиевские. Но с построением собора все духовенство города было переведено к собору, а деревянная церковь оставлена без причта.
Так как новый собор был построен на другом конце города, на открытом возвышенном месте вдали от древней Владимирской церкви, а усадьбы и дома духовенства были при ней, то духовенство нашло для себя не удобным жить вдали от собора, продало свои усадьбы и дома и выстроилось вблизи собора.

Старые привычки прихожан

Из числа Сергачских старожилов духовных был священник Иоанн Иоаннович Пустынский, служивший в Сергаче дьячком, дьяконом и наконец священником. О. Иоанн не мог равнодушно относиться к запустелому храму Владимирскому, где он провел большую часть жизни в церковной службе.

(Примечание: О. Иоанн Пустынский родился в 1782 году Княгининского уезда в селе Пустыне (ныне приходская деревня к селу Погорелке). В 1797 году, будучи 15 лет, определен дьячком в г. Сергач, в 1802 году посвящен в сан дьякона, а в 1818 году – в священника. Погребен на кладбище против алтаря созданной им церкви. Над могилой поставлен каменный памятник в виде круглого столба.)

Он, когда был свободен от очередной службы в соборе, отправлялся служить в деревянную древнюю церковь, куда сходились усердные богомольцы, почитавшие ее первой святыней — святыней своих отцов и предков. Наконец и эта церковь стала приходить в совершенный упадок: стены накренились, пол перекосился и, скорее, представляла временные наброски досок для перехода, чем настоящий пол. Но ничто не могло остановить христианской ревности О. Иоанна. Трудно было входить в храм, еще труднее в алтарь: царские двери не отворялись — он их подпилил, чтобы можно было отворять и, несмотря на такие неудобства продолжал совершать изредка службу. Со смертью О. Иоанна (скончался 4 Января 1848 г.) совершенно прекратилось совершение Богослужения в древнем Владимирском храме; теперь все жители города и слобод стянулись к одному духовному центру.

Строительство церкви Иоанна Милостивого

Иоанн Пустынский, кроме ревности к службе церковной, оставил по себе добрую память в жителях Сергача, переходящую из рода в род, и тем особенно, что в тридцатых годах – (1834) при уединенном своем старании построил каменный храм на городском кладбище во имя Св. Иоанна Милостивого и самое кладбище обвел каменной стеной с такой же караулкой при входе. Кладбищенская церковь, пожертвованная в 1780 году Чуфаровской владелицей А. Г. Нормацкой, ко времени построения каменного храма представляла совершенные руины. Теперь на месте ее престолов Стоят два каменных столба с вделанными в них иконами Св. Иоанна Милостивого и Пр. Иоанна Дамаскина. По рассказам жителей Сергача о. Иоанн Пустынский так производил стройку кладбищенского храма: сначала он на свои средства построил кирпичный сарай, наделал кирпичей, продал их, опять делал кирпичи и продавал их, и, таким образом, копил сумму для начала храма. Кроме сего он обращался к окрестным помещикам-благотворителям и к князю Г. А. Грузинскому. Когда собранных сумм оказалось уже достаточно, О. Иоанн
приступил к выделке кирпича уже не на продажу, а прямо на сооружение храма. Тогда многие усердствующие приходили мять глину и делать кирпич даром для Бога. Дрова на обжиг кирпича О. Иоанн собирал по дворам, кто сколько даст.
И кто вез воз, кто два, а кто и больше на доброе христианское дело, благо лесу было много.
Точно так же возили даром кирпич из горна к месту постройки.
Иконостас простой работы с простенькой резьбой был сделан местным дьячком Павлом Кузмичем Полянским и окрашен белой краской.
Так создался храм Иоанна Милостивого.

Храм Иоанна Милостивого


В 1876 году Сергачский купец Егор Иванович Писарев этот храм сделал теплым, возобновил его, снабдил церковной утварью, ризницей и всем прочим, употребив на то более 6000 руб., за что и награжден золотой медалью.

Храм во имя Преподобного Иоанна Дамаскина

Между тем горожане и слобожане, стянутые к одному духовному центру к вновь построенному собору, неохотно привыкали ходить туда к богослужению. Не всегда в великие праздники вследствие многолюдства и тесноты удавалось, особенно зимою и особенно слобожанам, стоять в стенах собора во время богослужения. Поэтому многим, даже очень многим в великие праздники зимой и осенью приходилось стоять около храма, не слыша чтения и пения, и воссылать свои молитвы о нуждах духовных и житейских к Творцу и Спасителю под открытым небом. Так продолжалось до 1848 года. В сем году некоторые крестьяне слобод Кожино, Зайчихи и Скочихи составили приговор о возобновлении деревянного Владимирского храма и через своих поверенных: крестьян Димитрия Алексеева Блаженнова и Матвея Максимовича Никифорова подали его вместе с планом и фасадом Преосвященному Иакову.
Получив разрешение и благословение, эти же поверенные выхлопотали на перестройку храма леcy из казенных дач сколько потребно. Перестройка начата в 1850 году и совершенно окончена в 1853, но храм стоял неосвященным и запертым до 4 Июля 1855 года.

(Примечание: Главным действующим лицом (но тайным) в возобновлении этого храма был купец Ив. Як. Писарев. Он помогал и капиталом и наймом и подрядом мастеров и рабочих, а главное — опытным наблюдением за производством работ)

Обозревая Eпapхию, Преосвященный Иepeмий в 1855 году 4 Июля посетил г. Сергач. В проезд по Базарной улице мимо деревянного храма Преосвященный велел ехать к нему. Когда он вошел в храм и увидел, что он совершенно готов и даже с 1853 года — удивился: почему до сих пор не освящен. Подоспевшие в храм поверенные объяснили Владыке, что они много раз просили Протоиерея и Благочинного донести и испросить разрешение на освящение храма. Выслушав объяснение, Владыка объявил, что завтра 5 числа сам будет освящать этот храм, чтобы готовили все, что потребно для освящения.
Работа кипела с вечера и до самого утра: кто делал аналои, кто шил одеяния на них, кто срачицы и одежды на престол и жертвенник, кто завесу, кто подвешивал паникадило из древней Владимирской церкви, кто приготовлял блоки и веревки для поднятия колоколов, кто очищал пыль и сор, кто подвешивал лампады к иконам и вставлял свечи, кто делал кафедру и проч. В это время были в Сергаче ратники-ополченцы, которые принимали самое деятельное участие в приготовлениях и… все было готово. Когда прихожане просили Преосвященного Иеримию освятить храм опять в честь Владимирской Божьей Матери, то он на это ответил: „было бы довольно странно, всего два храма в городе и оба будут Владимирские. Этот нужно освятить во имя другое. А так как во имя Преподобного Иоанна Дамаскина уже не было престола в кладбищенской каменной церкви, то Преосвящ. Иеремия и освятил перестроенный храм во имя Преподобного Иоанна Дамаскина.

Вид на Дамаскинскую церковь

Тогда же Преосвященный назначил быть священником при этой церкви одного из соборных О. Димитрия Лилова с отчислением от собора к Дамаскинской церкви 711 душ муж. пола в приход.
Первой заботой священника Лилова было устроить при Дамаскинской церкви теплый храм. Он решил устроить этот храм в церковном фундаменте, который с южной стороны довольно высок, благодаря тому, что базарная площадь, на которой стоит Дамаскинская церковь, имеет большую наклонность к этой стороне. По ходатайству предводителя дворянства Н. П. Болтина Преосвященный Иеремия разрешил устройство этого храма. Но так как фундамент оказался не настолько высок, чтобы поместить церковь, то пришлось врыться в землю на четыре аршина, но и при этом получилась маленькая, низенькая подвальная церковь, с одноярусным иконостасом, с четырьмя окнами. Освященная во имя Св. Николая Чудотворца в 1858 году она просуществовала только 12 лет: подземелье так и осталось подземельем — сырым, неудобным для богослужения. От сырости срачицы на престоле и жертвеннике совершенно истлели в 9 лет, пол в алтаре сгнил и даже подгнили ножки престола и жертвенника, иконостас потускнел, штукатурка валилась всюду, сквозь пол сочилась вода, по стенам была плесень и грибки.
В декабре 1870 года благочинный объявил прихожанам о закрыли этого храма. Последние решились перенести его вверх, устроив теплую трапезу. В Январе 1871 года Преосвященный Филарет дал разрешение на перенесение теплой церкви вверх и устройство теплой трапезы, а 31 Октября того же года храм этот, по благословению того же Преосвященного, был уже освящен.

Сообщ. Аполлон Можаровский

Источник: Нижегородские Епархиальные ведомости № 10 от 15 Мая 1890 года

Exit mobile version