Трагедия дома Пашкова в селе Ветошкино

Просмотров: 628 Оставить комментарий

Дом Пашкова в селе Ветошкино

Крупнейшие  землевладельцы  царской России Пашковы  построили  три роскошных  дворца: в Париже, Москве  и с. Ветошкине Нижегородской Губернии.

1 октября 2007 г.  в программе «Время»  прошло сообщение  о закончившейся  реставрации  дома Пашкова  в Москве, в котором в доперестроечное  время  находилась Всесоюзная  библиотека  им. В.И.Ленина. Статус  этого Дома  остался  прежним.

О Парижском Доме  информации  не имею. Дворец  Пашкова  в с. Ветошкине  постигла печальная  участь: он как  и многое  в России,  в  известные нам времена  подвергся  разрушению, хотя и находился  под  охраной  закона (во всяком случае чугунную  табличку  об  этом я видел  собственными глазами на  переднем  фасаде Дома).

Я располагаю  материалами  по  истории  образования с. Ветошкина и  его  прихода,  прихода с. Юрьева, о Троицкой  горе  на реке Пьянее  близ  этого  села, составленных  на  основании  церковно-приходских летописей этих  сёл  Апполоном Можарским.

Дом Пашкова в с. Ветошкино  и само село – единое целое, думаю, что  читателю  небезинтересно  это  знать и  тем  острее  понять  боль  потери  Замка.

В изложении  я поведаю  церковно-приходскую  летопись  с. Ветошкина.

Народное  предание  говорило, что  более 200 лет назад (теперь, конечно,  больше)  на  левой стороне  реки Пьяны было  расположено  сельцо Ветошкино (летопись  не  говорит  об  истории  названия) против  настоящего под тем же именем;  жители  его  были  вольными  людьми, сильно  притесняемые  соседним владельцем с. Юрьева  князем Бахметьевым.  Не желая отдаться  в кабалу, они мало-помалу разбрелись на новые  места   жительства. На месте, на котором  позднее  вновь  возродилось с. Ветошкино, стояла  деревня Ромадановка. Владелица  её  помещица-девица  Ромадановская  проживала  в верстах  пятнадцати  в деревне  Нестеровка. Ромадановцы  несли  на себе  барский гнёт  во всей  силе  главным  образом  от управляющего  госпожи, бывшей с ним  в близкой  связи. В осень  1750 г.  управляющий  прибыл  в Ромадановку за оброком. Обозленные жители  изрубили его в куски и на его же  лошадях  помчались в Нестеровку  за  госпожой, но та, своевременно  предупрежденная, спаслась.
После  такого  случая Ромадановская  не пожелала  больше  владеть  крестьянами и продала их казне на чугунно-литейные  заводы  в Оренбургский край.

Обезлюденное  село и деревни   исчезли, земли куплены  помещиками Обрезковым, Ермоловым, Остафьевым.
Земли  же с постройками  ромадановцев   купил  дворянин  Илья Иванович Пашков, помещик  села Верхнее Талызино Курмышской  округи,  Сибирской  губернии,  и заселил  их  своими крепостными  из Тамбовской  губернии. Новый  поселок  назвал Ветошкиным в память  старого  сельца.

Это село  унаследовал  Василий Александрович Пашков (1764(1759 г.?) – 1834 гг. – генера-майор, обергофмаршал,  обергермейстер  двора, член Государственного Совета,  председатель  департамента законов, Андреевский  кавалер, обергофмейстер.

При нем  была построена  в 1819 г. (заложена в 1810 г.)  вместо  деревянной  церкви,  перенесенной еще  из «старого»  сельца Ветошкина после  ухода ветошан в другие  места, каменная  церковь, прошедшая  все перипитии  почти  за 200 пролетевших  над ее главами  лет;  она  существует  и является действующей  и поныне. В ней  по сей  день  хранится Святыня – икона Тихвинской Божией Матери, подаренная  Иваном Грозным Проицкому монастырю.

P.S. Помню: в сороковых  годах прошлого столетия справа  от парадного  крыльца  лежал на земле  ствол  от пушки с частью  деревянного колеса на  левой  оси. Рассказывали, что  из пушки  палили  по праздникам; гром  от выстрелов  далеко  слышался  окрест. Позднее  ствол  исчез.Любопытна  история Троицкого монастыря и иконы Тихвинской  Божией  Матери. В церковно-приходской  летописи с. Юрьева и Троицкого  монастыря Апполон Можарский  пишет, что у жителей  близлежащих селений к Троицкой  горе (до  этого  безымянной) во множестве  списках  сохранилось  сказание современное  основанию Троицкого  монастыря.

Священник с. Юрьево о. Иоанн Воскресенский  занес  эти  данные  в  летопись села. В них  говорится  следующее. Когда И.В.Грозный  шел походом  в 1552 г.  под Казань, он  сделал  остановку для  дневки  близ  р. Пьяны… Тут  к нему явились  гонцы  из-под Казани от князя Курбского и возвестили, что  передовые  его  отряды, шедшие на Казань, потерпели  сильное  поражение  от татар… Царь Иван Васильевич  опечалился  этим  известием и думал  уже  вернуться  обратно в Москву, но  здесь в сонном виде  явилась ему Божия Матерь в  образе Тихвинской  вместе с  прапрадедом Дмитрием Донским  и  повелели  ему  идти  на Казань  и взять  её. Пробудившись  от сна, царь  от  радости и тотчас  велел служить благодарственный  молебен Божией Матери и собираться  походом  на Казань, на месте  же видения в день Троицы  приказал  заложить  храм  во имя  Святой Троицы (от чего  гора  стала  называться Троицкой) и  обещал, когда  пойдет  обратно  из Казани, посетить Троицкую Гору.

Взявши Казань  царь  исполнил  свое  обещание, вторично  посетил  Троицкую Гору,  отслужил  благодарственный  молебен  и обещал  прислать  сюда  икону Божией Матери и монахов. Возвратившись  в Москву, царь И.В. Грозный  приказал  списать копию с чудотворной  иконы Божией Матери, что  в г. Тихвине, и послал её  на Троицкую  гору, приказав  нести  её  всю  дорогу на  руках  до самого  места и  от села  до села провожать  Крестным  ходом. Вместе  с иконой Божией Матери на Троицкую  Гору  были  присланы  царем  десять  человек  монахов:  иеромонах  Иов  с  иеродиаконом Серафимом  и братией. Этот Иов  управлял  монастырем  долгое время,  а потом  принял  схиму  и имя Мина. Новооснованный  Троицкий  монастырь  царь пожаловал  пашенными  и сенокосными  землями с правом поселения  на  них  крестьян.

P.S. В начале  90-х  годов  прошлого  века я и писатель-земляк С.И. Шуртаков попути  к его другу  детства в с. Тяпино  посетили  Троицкую Гору. На месте  нахождения  одного  из строений  монастыря  нашли  неглубокую  яму, на  краю  которой  лежал  надгробный  камень, на нем  можно  было  еще прочесть  слово «Иов». Рядом  лежали  несколько  камней красного  гранита.
Троицкий монастырь существовал до 1764 года, когда при  секуляризации  монастырских  земель  был  упразднен 531 монастырь, в том числе  и Троицкий,  обращенный  в Погост,  а церкви – в  приходские.

Погостскому  притчу  оставлено  в пользование 128 тысяч  десятин  земли. Погост  существовал  до 1827 г. К его упразднению  приложил руку упомянутый  выше владелец с. Ветошкина Василий Александрович Пашков. В конечном  итоге  правдой  и неправдой он  завладел  землей Погоста.

По словам  летопись села Барские Поляны дело было  так. Однажды  на Погост  к священнику Кондорскому  приехал Ветошкинский  помещик В.А. Пашков. За разговорами  как бы  между  прочим  предложил  ему  совместно  хлопотать  об упразднении  прихода Троицкого  Погоста  с переводом притча вторым  штатом церкви в с. Ветошкино. Имея  ввиду  воспользоваться угодьями  Троицкого Погоста,  предложил священнику  дать  притчу  даровые  помещения  в своих  домах,  а ему, священнику, еще  сверх  церковного  дохода 1000 рублей  жалованья  от себя, на что священник Кондрский  на  это  с радостью  согласился.

Согласно  ходатайств В.А. Пашкова и Притча Погостский  приход  был  закрыт, а деревни, составляющие его, были  приписаны  к другим  приходам. Но не все  устраивало  причетников  бывшего  Погоста. На протяжении  многих  лет  тянулась  тяжба. Были  жалобы  Погостских  причетников  между Епархиальным  начальством  об  упразднении  Погоста, Преосвященному Афанасию в Петербург  о несоблюдении  Пашковым  условий  перевода  их  в Ветошкинскую  церковь, по  другим  вопросам в Благочинный  Совет, Нижегородскую Духовную Консисторию, но так или иначе  оба  Василия Александровича  часть  земель  отвоевали в свою  пользу. Основная строительная деятельность  развернулась  при Василии Александровиче II (назовем  его  так условно), родившемся  в 1831  году и вступившем в наследство  имением  после Василия Александровича I. При нем  были  возведены постройки  конного завода, 2-х этажная  школа  из красного  кирпича, столетие  которой  отмечалось  в 2003 году и, конечно, же  самое  главное строение – Дом Пашкова. Строительство  его  велось  около  40 лет, окончательно построен  в 1868 г., о чем   ведала  потомкам  ветошан  табличка  на переднем  фасаде  дворца. Она теперь  совершенно  незаконно вмонтирована на стене  построенного  флигеля, якобы  на месте  бывшей  частной  больницы Пашкова.

Обозреватель  «Новой газеты»  в Н.Новгороде  В. Деменев в  номере  в статье «Официальный  визит»  допустил  ошибку, написав о расположении  больницы  и начавшейся  ее  реставрации.

Больница  находилась  недалеко  от конного  завода и церкви (ранее  в ней  располагались  клуб, дом  быта, фельдшерский  медпункт, жилые  комнаты. Проезжая  в 2007 г.  мимо  заброшенного  здания  больницы  я не  заметил  никаких  следов  её реставрации. Для  строительства  Дома  была  выбрана  доминирующая  высота – холм на левой  стороне р. Пьяны,  с которого  Дворец  был  виден  со всех  сторон  округи.  В комплекс  входили  сам Дом, флигеля  для  прислуги, арка-погреб, сал, парк.
Мне, приехавшему  в с. Ветошкино  осенью  1945 г.  из заросшего  репейником  и крапивой  села Тарханова (не путать  с Тарханами – родиной М.Ю. Лермонтова)  село  и Дворец показались сказкой. Как  на  блюдечке  смотрелось  это  красивейшее  здание, построенное  в модном  для XIX  века стиле  готика  и барокко,  из красного  кирпича и контрастирововшими  оконными  наличниками  из  белого  камня, множеством  декоративных  печных  труб  и фигурок по периметру крыши  здания,  с башенками и флюгерами – флажками  на них. Здание  раскинулось  перпендикулярно центральной  оси  села. Когда  подросли сосны, разбитого  в 1914 г.  перед  домом на нескольких  гектарах  парка, дом спрятался  за них, утонул  в лесопарке. От заднего фасада Дворца  по склону  к р. Пьяна  спускался естественный  смешанный  лес. Параллельно  течению  реки Яруено  было  сделано  несколько  дорожек  для  пешеходных и  конных прогулок, выложенных  кирпичом, разобранных  в послереволюционное  время.
В 40-х  и более  поздних  годах  они  были еще приметны  живописные  окрестности  села. По  дороге на г. Сергач  в полутора  километрах  от села –Лошмы – холмистая  местность. Правее – многочисленные лесные  угодья  с причудливыми  названиями: Леквасная, Розня, Гусев дол, Лопата, Норка, Антонов рукав, Китава  и др.

Дом Пашкова я застал если не во всем  его  бывшем  благолепии, то  еще  в красоте, хотя  и угасающей. С 20-х  годов  прошлого  столетия  в нем располагался  сельскохозяйственный  техникум, поэтому внутренний  декор  более или  менее  поддерживался. Наружный  сохранялся  сам  собой. Я бывал  внутри  здания. Ходил  по  многочисленным  коридорам,  студенческим  комнатам, поднимался  по дубовой  лестнице с резными  перилами на второй  этаж   зала, в  котором представлялись  театральные  действия  как  «пашковского»  времени, так и студенческая  художественная  самодеятельность  советского. В «дубовом»  зале  с  паркетным  полом  неоднократно  присутствовал  на студенческих концертах. Весенними  и летними вечерами студенческая  и сельская  молодежь  часами  танцевали на террасе, что  примыкала  с правого  торца  дома. Молодые  парни  и  девушки  прогуливались по аллеям  парка, вдыхая  лесные  ароматы, особенно  во время  цветения  липы, когда  ароматный настой  буквально кружил  головы  молодым  парам. В 60-ые  годы, когда я работал  в г. Сергаче, наезжая  к  родителям  в с. Ветошкино, мои глаза  уже  с  Лошмов  ловили  шпиль-иглу  с флажком-флюгером  на самой  высокой  башне Дворца.  Самого Дома  еще  не было  видно, но  от  смутного  угадывания шпиля  на душе  становилось отрадно – я приехал  в родное село.

Побывать  у Дворца, обойти  его, пройтись по террасе, походить  по парку, сходить  на Тоськину  гору (на ней похоронен  студент-сирота Тосько в 20-х годах), спуститься  к р. Пьяне – это  был  обязательный ритуал  посещения Дома Пашкова. И вот… его не стало,  этого  чудо-Дворца. Его сожгли современные  вандалы  без чести  и совести. По селу  ходят  слухи, что Дом  кто-то из  Высоких нижегородцев  приватизировали, вывезли все  ценное  и сожгли. Ни  в каких СМИ  не прошли  какие-либо  комментарии  это факта. Было  это  двенадцать  лет назад.

Теперь, подъезжая к селу, я не вглядываюсь в заветный  символ Дворца. Гнев, боль обуревает  при виде его  разрушения. Я каждый  год фиксирую  фотокамерой  жуткие  остатки Дворца, но  боюсь  смотреть  их. Каждый  приезд  сюда уносит  частичку  моего  бытия.

Так все-таки, может  быть, кто-то  понесет  ответственность  за  это  кощунство  над  памятником 18-го   века, «охраняемое  законом»? Или все  многочисленные  материалы, опубликованные  в местной  печати (да и не только  местной)  на  эту  тему  за  ряд лет, всего  лишь – вопль  вопиющего  в пустыне?

Лет  пять  назад  я встретил  на террасе  Дворца  молодую  женщину, которая,  отвернувшись  от замка  к лесу, плакала  навзрыд. Плечи  ее сотрясались. Я подошел  к ней, предложив  валериану, сам  сюда не приезжаю  без валидола и успокаивающих  средств. Она отвела  мою  руку: «Разве  можно успокоиться, глядя на  это?» Разговорились. Она  оказалась  бывшей студенткой Ветошкинского  техникума, и Дом Пашкова  ей  был  родным  в течение  трех лет. На память  я взял  обломок  кирпича  из  руин Дома.

Дочь  садовника Пашкова, моя  бывшая  учительница  по Ветошкинской  школе, Александра Алексеевна Николаева  подарила мне книгу (она несомненно из  библиотеки Пашковых) «Повивальная  бабка,  или  достоверное  наставление  чрез вопросы  и  ответы, каким  образом  женщине  плодом благословенной в родах вспоможение  чинить, и  от  тяжких  припадков  заблаговременно ее  предостерегать…». Сочинено  по  большей  части  из собственного  опыта  Иоганном Горком, медицины Доктором, Его Королевского  Величества Шведского Лейб-Медиком, Королевской Медицинской Коллегии Президентом и Стокгольским Штадт-физиком; с немецкого же на российский  язык переведено  бывшим Двора  Ея Императорского Величества, Гофф-хирургом Иваном Пагенкампфом. Книга 1764 г.  издания,  храню  ее как  драгоценную  реликвию. Может  быть, из  библиотеки Пашковых является  подаренный  мне  заведующей  библиотекой Ветошкинского  сельхозтехникума  второй  том Генриха Гейне  (издание А.Ф. Маркса  за 1904 г.). Несомненно, у Пашковых  была  богатейшая  библиотека, но,  к сожалению, следы  ее  затерялись. Возможно, часть  ее  находится  в  областной  библиотеке  им. В.И. Ленина.

В одном  их  номеров «Записки  краеведов»  нашел  сведения  о  художественных  полотнах  их Дома Пашковых, хранящихся  в  областном  художественном  музее. Может  быть, счастливая  судьба  постигла и библиотеку.

А «потомки»  из цветника Пашкова, наверное, разошлись  по всей  области. В упомянутое  посещение  Александра  Алексеевна  подарила  моей  жене  клубни  белоснежных  пионов,  клубнями  от которых  в свою  очередь  наделяла  своих  коллег-учителей  в г. Сергаче.

Показывала  Александра Алексеевна  фотографии  Василия Александровича,  Александры Ивановны Пашковых, их дочерей Марии, Софьи, Ольги; врача  их частной  больницы  Ассендельфта  Эгмундо Петровича, могилу  последнего Василия Александровича  Пашкова (из        13-ого  поколения),  похороненного в Швейцарии; управляющего  имением  Аббел с волко-собакой  у огромного  гранитного  камня  в палисаднике-цветнике (теперь  этот  ремонт  находится  у  дома  Жомина  на  Баронском  хуторе Гагинского района).

В настоящее  время  посещения Дома Пашкова (здесь  под видом  восстановления  больницы  построен двухэтажный «флигель», пока  неизвестно  для чего  предназначенный, а в арке – хранилище  оборудована «холодная»,  где «томится» «Катюша Маслова»,  прикованная  за  щиколотку  тяжеловесной  цепью)  входит  во вновь  организованный  коммерческий  туристический  маршрут: Пешелань – Борнуково – Андросово – Ветошкино – Баронский  хутор. Ходят  слухи, что  зона Парка  будет  частной  собственностью, как  и  бывшее  имение  барона  Жомина.

В газете «Гагинские  вести»  № 2  от 25  июня 2003г.  помещена  статья К. Шишарина («Сталкер-Экстрим»)  «Тайна проклятого  замка». В заключении  её  говорится: «По слухам, кто-то  обращался  за помощью  к  потомкам графской фамилии. После  революции Пашковы  эмигрировали во Францию, сейчас  живут  в Великобритации. Но потомственные  Пашковы  принимать участие в восстановлении  ветошкинского  поместья  отказались. Якобы по  причине, что  этот  замок  проклят  на 200 лет  и раньше  этого  срока  никакие реставрационные  работы не помогут. Так это  на самом  деле  или нет, но  здесь  мы  сталкиваемся  еще  с  одной  легендой,  гласящей,  что проклял  дом Пашкова  настоятель  того  разобранного  монастыря, который и пошел на его строительство (Дом Пашкова –В.Б.). Конечно, это – легенда. Ни на одном  камне нет ни  малейшего  следа  разборки  другого здания. Да и строили  в те  времена не по «новейшим»  технологиям. Это  – современные  дома, колхозные склады,  дворы  разбираются почти  вручную  и воплощаются  в частные постройки.

Дом Пашкова  безвозвратно  погиб. Постепенно  погибает село. В конце 50-х годов кожзавод  был  переведен  в Перевоз. Теперь  нет колхоза, совхоза, МТС. Нет  молодежи. В школьных  классах  по 8-9 учащихся. Некому  ходить в парк, водить  хороводы  и танцы  на террасе  бывшего  дома,  ходить по которой  стало  небезопасно. Наше поколение  было  счастливо   возможностью  созерцать Чудо-Дворец Пашкова не в Париже, не в Москве,  а  в  глубинке Нижегородской  области в с. Ветошкине.

Недавно   видел  Дом  во  сне в его прежней  дивной  красе. Возродился, как Птица-Феникс. Вот  было бы Чудо!

 

В. Баландин

15 октября 2007 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *