Нижегородский кремльНижегородская область 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ НИЖЕГОРОДСКОГО ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА В КОНЦЕ XIV — НАЧАЛЕ XV в.

Политическую историю Нижего­родского княжества конца XIV — первого десятилетия XV в., т. е. то­го времени, которое охватывает Са­ранский клад, можно реконструиро­вать по летописям и монетам.
Образование Нижегородского княжества относят к 1341 г., ко­гда Нижний Новгород вместе с Городцом был передан ханом золото­ордынским суздальскому князю Константину Васильевичу. В Ниж­ний Новгород — крупный центр торговли, где можно было встре­тить восточных купцов, был пере­несен центр княжества. Здесь раз­вивалось ремесло, стали строить каменный кремль и началось свое летописание. Вскоре было учреж­дено Суздальское епископство.
Суздаль оставался все время вотчиной Константина Васильевича. После смерти Константина в 1355 г. великокняжеский престол в Нижнем Новгороде занял его стар­ший сын Андрей. Суздаль как удел достался второму сыну, Дмитрию (Фоме), Городец получил следую­щий сын — Борис, а земли на Вязь­ме и Ухтоме и в окрестностях Суз­даля еще раньше отошли к друго­му брату — Дмитрию (Ногтю). Так сложилась удельная система Ни­жегородского великого княжест­ва. Заметим, что летописцы назы­вают военные отряды Нижегород­ского княжества по его уделам, — например нижегородская, суздаль­ская и городецкая рати в походе 1386 г. на Новгород.
В 1360 г. после смерти москов­ского князя Ивана Ивановича Дмитрий Константинович получает ярлык в Орде на великое княжение Владимирское. Андрей, побывав­ший за год до этого в Орде, остает­ся в Нижнем Новгороде. Андрей и Дмитрий в том же году участвуют в Костромском съезде князей. Из­вестно, что Дмитрий Московский отнял силой великокняжеский пре­стол у Дмитрия Константиновича в 1362 г., добившись предварительно ярлыка на него у хана Мюрида через своих киличеев после долгих дипломатических интриг в Орде, где еще при дворе Хызра он вел сложную борьбу за этот ярлык с Дмитрием и Андреем Константино­вичами.
Борьба за Владимирское вели­кое княжение обостряется в 1363 г., когда Мюрид выдает ярлык на княжение Дмитрию Константино­вичу, а Абдуллах — марионетка Мамая — признал великим князем Дмитрия Ивановича Московского. Снова овладев владимирским вели­кокняжеским престолом, Дмитрий Константинович вскоре прекращает борьбу за него с Москвой, так как захват Нижнего Новгорода его бра­том Борисом Константиновичем сильно осложнил положение.
Борис укрепил Нижний и не принял в нем Дмитрия Константи­новича с владыкой Алексеем.

Нижегородское княжество на карте


Дмитрий Константинович ушел в Суздаль. И хотя Дмитрий Кон­стантинович получил подтверди­тельный ярлык от Азиза на Влади­мирское великое княжение, он усту­пил его Дмитрию Московскому в обмен на поддержку со стороны Москвы его борьбы с Борисом Кон­стантиновичем.
Дмитрий Иванович пытался вы­манить Бориса из Нижнего, но не­удачно. Тогда митрополит Алексей, действовавший в союзе с великим князем Московским, контролиро­вавший в значительной мере цер­ковные дела в Нижнем Новгороде, распорядился закрыть там все церкви.
Отказ Дмитрия Константинови­ча в пользу Москвы от Владимир­ского великого княжения теперь окончательно делал Нижегородское великое княжение княжением «вто­рого ранга» после Московского ве­ликого княжества.
Однако суздальская церковь с трудом мирится с таким положе­нием и время от времени заявляет о своих амбициях, подавляемых московским князем и митрополи­том. Например, в конце 70-х годов XIV в. суздальский владыка Ди­онисий выступил против Митяя — ставленника Дмитрия Московского на митрополичий престол.
В 1364 г. Борис Константинович под натиском Дмитрия Константи­новича и московских ратей ушел из Нижнего Новгорода в свой удель­ный Городец. Нижний Новгород остается за Дмитрием Константи­новичем. В 1365 г. умирает Андрей, и Дмитрий Константинович стано­вится полновластным великим кня­зем Нижегородским13. Вскоре го­род был разорен новгородскими ушкуйниками и.
Дмитрий Константинович стре­мится поддерживать хорошие связи с Москвой. В 1366 г. его дочь Ев­докия выходит замуж за Дмитрия Московского15. В 1374 г. Дмитрий «со своею братиею» участвует в съезде князей в Переяславле во время рождения у Дмитрия Мос­ковского сына Юрия. В конце 1360—1370-х годов Дмитрий Кон­стантинович осуществил несколько походов на татар и даже посадил в Болгаре своего ставленника.
В 1375 г. татары из Мамаевой орды пограбили Запьянье, а на Нижний Новгород снова напали новгородские ушкуйники. В том же году Дмитрий Константинович» Дмитрий Ноготь, Семен Дмитрие­вич и Борис Константинович участ­вуют в походе Дмитрия Московско­го на Тверь. В 1376 г. Дмитрий Константинович посылает сыновей Василия и Ивана участвовать в совместном с Москвой походе на Болгар. Болгарские правители откупились от русских князей и те уш­ли, разорив окрестные земли.
Вторая половина 70-х годов XIV в. — время максимального сближения Дмитрия Московского и Дмитрия Суздальского. В летопи­сях, например в Рогожском лето­писце, Дмитрий Константинович под 1374 и 1375 гг. называется те­стем великого князя, и самому ему присваивается титул «великий князь». В других местах летописи он назван великим князем только как великий князь Владимирский и в сообщении о смерти.
В 1377 г. Дмитрий Константи­нович посылает сына Ивана и кня­зя Семена Михайловича участво­вать в походе Москвы против Арапшаха, который, как пишет ле­тописец, захотел идти ратью на Нижний Новгород. Поход, как из­вестно, кончился полным пораже­нием из-за разгильдяйства русских войск. При нападении на русских татары из орды Мамая использова­ли помощь мордовских князей. Иван Дмитриевич (сын Дмитрия Константиновича) утонул при от­ступлении. Татары взяли Нижний, разграбили его и ушли. Дмитрий Константинович скрылся в Суз­дале.
Вскоре сын Дмитрия Констан­тиновича Василий Дмитриевич Кирдяпа приехал из Суздаля в Нижний. В Засурье появился Арапшах, а мордовские князья ударили на нижнегородские границы, но Борис Константинович встретил их у Пьяны и, одержав победу, про­гнал их за Пьяну. Дмитрий Кон­стантинович, чтобы развить успех, послал сразу же брата Бориса и своего сына Семена с ратью вместе с войском Дмитрия Московского на мордовских князей. Поход кончился полным поражением мордвы.
В 1378 г. Нижний был взят та­тарами, Дмитрий Константинович приехал из Городца и хотел выку­пить город, но татары выкуп не взяли, сожгли Нижний Новгород и ограбили «Березово поле и уезд». В 1380 г. какие-то суздальские ра­ти, видимо, принимают участие в Куликовской битве. Но, когда в 1382 г. Токтамыш двинулся на не­покорную Москву, Дмитрий Кон­стантинович послал ему в помощь против Москвы сыновей своих Василия и Семена. Братья с вой­ском нагнали Токтамыша у Рязани. Василий и Семен Дмитриевичи ве­ли себя как изменники, что облег­чило татарам взятие Москвы.
Так закончился союз двух Дмит­риев — Московского и Нижегород­ского, который сложился еще в 1364—1366 гг. На обратном пути Токтамыш отпустил Семена к отцу вместе со своим послом, а Василия взял с собой в Орду в качест­ве заложника. В 1382 г. в Орду едет Борис Константинович из Городца. В следующем, 1383 г. к Борису в Орде присоединился его сын Иван Борисович, а Дмитрий Константинович посылает в Орду своего сына Семена. 5 июля 1383 г. умер Дмитрий Константинович. Токтамыш отдает Нижегородское великое княжение Борису Константиновичу. Борис осенью выехал из Орды и прибыл в Нижний, а с ним поехал и Семен Дмитриевич, види­мо, с ярлыком на Суздаль.
В 1386 г. Борис Константинович едет в Орду снова. Там он пробыл с весны до осени. Находившийся в Орде в качестве заложника с 1382 г. Василий Дмитриевич пы­тался тогда же бежать, но неудач­но.
Так как права на Суздаль при­надлежали старшему из Дмитрие­вичей, Василию, Орда, верная своей политике разъединения русских князей, стремилась задержать по­дольше именно его, охотно отпу­ская в Суздаль Семена, младшего брата.
Токтамыш поддерживает Бори­са Константиновича как старого врага Москвы. Однако в 1386 г. Борис принимает участие в походе Дмитрия Донского на Новгород. Он, видимо, ищет поддержки Мос­квы, но неудачно. В 1388 г. Борис Константинович посылает сына Ивана в Орду, а Василий Дмитрие­вич Кирдяпа, наконец, выходит из Орды с ханским ярлыком на Городец. В союзе с Семеном, при под­держке Москвы с воинами суздаль­скими и Городецкими Василий Кир­дяпа подошел к Нижнему и стоял у его стен с 10 по 15 марта. Тогда Борис Константинович отказался от Нижнего Новгорода и ушел в Городец, от которого братья отка­зались. Так стали княжить Васи­лий Кирдяпа и Семен Дмитриевич в Нижнем Новгороде. Одновре­менно Василий стал суздаль­ским князем, о чем говорят его монеты.
Нумизматические материалы свидетельствуют, что Василий Кир­дяпа, захватив Нижний Новгород, присвоил себе титул «великий князь». Очевидно, он сделал это без ярлыка Орды на великое кня­жение. Русская летописная тради­ция, строгая в данном вопросе, ви­димо, именно поэтому не называет Василия Кирдяпу (кроме одного случая) «великим князем», а Дмит­рия и Бориса Константиновичей, получивших ханские ярлыки, так называет.
Дмитрий Донской располагал какими-то землями внутри границ Нижегородского княжества, что позволяло ему эффективно вмеши­ваться в дела княжества.
После смерти Дмитрия Донско­го в 1389 г. вопрос о княжении в Нижнем Новгороде встал снова. В том же году Борис Константино­вич идет в Орду, 30 дней сопро­вождает Токтамыша в походе про­тив Тимура, а потом ждет хана в Сарае. В 1391 г. Борис Константи­нович вернулся из Орды с ярлы­ком на Нижегородское великое кня­жение, который он вымолил у Ток­тамыша. В следующем, 1392 г. Василий I Московский за большую сумму покупает в Орде ярлык на Нижний Новгород: Токтамыш, по­терпевший поражение от Тимура, остро нуждался в средствах. Ро­гожский летописец осуждает эту сделку, говоря, что Нижний Новго­род был взят Василием златом и серебром, а не правдой; Василий «сложил …целование крестное кня­зю великому Борису Константино­вичу».
Василий I, возвращаясь из Ор­ды, у Коломны отослал татарских послов и группу своих бояр в Ниж­ний. По приезде их в Нижний ни­жегородские бояре предали Бориса, который хотел найти у них помощь и поддержку, и вместе с московски­ми боярами и послом татарским сместили его. Василий I в ноябре пришел сам в Нижний Новгород, оставался там несколько недель и ушел, оставив наместником и управляющим князя Дмитрия Алек­сандровича Всеволожа.
Так совершилось присоединение Нижнего Новгорода к Москве. Л. В. Черепнин писал о военном походе Василия I на Нижний в 1392 г., о том, что Василий I взял Нижний силой. В некоторых позд­них летописях есть такое свидетель­ство, но там, как показал В. А. Кучкин, это — поздняя вставка. В древнейших летописях нет сведений о военном походе Василия I на Новгород в 1392 г.
В 1393 г. Нижний Новгород вновь, видимо, оказался на какое-то время в руках нижегородских князей. Летописи сообщают, что Василию I пришлось совершить по­ход на Нижний Новгород, захва­ченный Кирдяпой и Семеном. Возвратился на краткое время в Нижний и Борис Константинович. В декабре 1393 г. он в качестве ве­ликого князя дает в Нижнем Нов­городе жалованную грамоту Бла­говещенскому монастырю.
Есть известия, что Василий I выбил Кирдяпу и Семена из Ниж­него Новгорода, и те ушли, види­мо, сначала в Суздаль, а потом в 1394 г. в Орду. В 1393 г. Васи­лий I был вызван в Орду и там второй раз получил ярлык на Ниж­ний Новгород, Городец, Мещеру и Тарусу. Суздаль в ярлыке, судя по летописным данным, не упоми­нался. Очевидно, Василию I как-то пришлось выдворять из Нижнего Новгорода и Бориса Константино­вича, который был удален в Суз­даль, где и умер в мае 1394 г.
Никоновская летопись сообщает, что Бориса Константиновича зако­вали и содержали в «великой кре­пости», что является искаже­нием, видимо, реального положения дел.
Некоторые летописи подчерки­вают, что Борис Константинович похоронен в Суздале, в своем уде­ле, отчине. Ранее Суздаль никогда его уделом не был. Положение Бо­риса Константиновича в Суздале в последний год его жизни следует, видимо, расценивать как положе­ние удельного князя.
Василий Кирдяпа оказался в конце концов в Городце. Хотя Го­родец по ярлыку 1393 г. отходил к Москве, положение в нем Кирдяпы, видимо, было близким к положе­нию удельного князя. Там Кирдяпа и умер в 1403 г. Городец в до­говоре Василия I с Владимиром Серпуховским и завещании Влади­мира назван в числе московских земель. В. А. Кучкин оспаривает дату этих актов (1401—1402) и считает, что Городец отошел к Москве и Серпухову только после смерти Кирдяпы.
Версия о том, что Василий Кир­дяпа умер в Суздале, а Городец отошел к Москве до его смерти, маловероятна. Летописи называют Кирдяпу в сообщении о его смерти или, по старой памяти, великим князем Суздальским, или просто князем Городецким. Если наимено­вание Кирдяпы как суздальского князя связано с его смертью в Суз­дале, то там-то он не мог быть до- 1403 г. великим князем (Борис в известии о его смерти в Суздале не назван великим князем). Оче­видно, здесь имелись в виду вели­кое княжение Кирдяпы в Нижнем Новгороде и происхождение из суздальской ветви нижегородских кня­зей (так называли летописи и Дмитрия Константиновича). Оста­ется думать, что наименование Ва­силия Кирдяпы князем Городецким связано с владением им именно в последние годы Городцом, так как ярлык на Городец 1388 г. не был им использован. Пребывание Кир­дяпы в Городце и владение им как уделом находят некоторое подтвер­ждение, как увидим ниже, в нумиз­матических материалах.
В 90-х годах XIV в. митрополит Киприан отнял Нижний и Городец у суздальского епископа, подчинив их своей власти. Жалоба суздаль­ского владыки ни к чему не приве­ла. Суздаль сохраняет какое-то подобие самостоятельности в конце XIV — начале XV в. Там возобнов­ляется, как увидим, самостоятель­ная чеканка монет при сыне Бори­са Константиновича Данииле, но о княжении Даниила Борисовича в Суздале у нас нет никаких сообще­ний источников.
Василий I Московский завещал Нижний Новгород своему сыну Ивану. Об этом сообщается в пер­вой духовной Василия 1406 г., но во второй духовной грамоте Васи­лия I Иван не назван: он умер в 1417 г. В сообщении поздних ле­тописей о его смерти Иван назван «великим князем» Нижнего Новго­рода.
Долго не мог успокоиться млад­ший брат Василия Кирдяпы Семен. В борьбе за свои владельческие права Семен использовал помощь татар, не считаясь с тем злом, которое они приносили русской земле.
В 1394 или 1399 г. Семен Дмит­риевич вместе с татарским цареви­чем Ентяком осадили и взяли Ниж­ний Новгород. Татары, вопреки обе­щаниям, данным при осаде города, истребили много его жителей, а Семен отказался отвечать за дей­ствия татар. Василий Московский послал войско с сыном Юрием во главе, которое, видимо, вернуло к покорности Нижний Новгород и прошло далее в Волжскую Болга­рию, взяло Болгары и другие го­рода.
В 1402 г. Семен Дмитриевич из Орды послал Василию I Москов­скому челобитную с просьбой о ми­ре. Семья Семена была в руках Василия I. Примирение состоялось, и Семен ушел на Вятку, где и умер в том же году. Летопись подчерки­вает, что Семен добивался своих вотчинных прав в Орде 8 лет.
Во время нашествия Едигея, как предполагают некоторые исто­рики, сын Бориса Константиновича Даниил был посажен на нижего­родский стол. Эта антимосковская акция Едигея восстанавливала на какое-то время Нижегородское кня­жество. В 1410 г. Даниил взял Владимир. В сообщении летописи он назван «отчичем» Нижнего Нов­города.
В 1408 г. один из татарских от­рядов, приведенных Едигеем на Русь, вместе с мордвой взял Ниж­ний. Один из золотоордынских от­рядов, участвовавших в походе Едигея, подошел в 1408 г. к Ниж­нему Новгороду и учинил крупный погром. Оттуда отряд пошел к Городцу, разорил его и направился вверх по Волге, но, получив приказ от Едигея вернуться, этот отряд татар вернулся к Городцу, потом прошел к Нижнему, на Уяды и Березово поле, на Суру, взял Курмыш и Великую Сару. Именно около Великой Сары в связи, веро­ятно, с этими событиями и был в начале 1409 г. зарыт Саранский клад.
Итак, уже с 60-х годов XIV в начинается процесс постепенного подчинения Нижегородского кня­жества Москве. Московские князья властно вторгаются в отношения нижегородских князей, в их борьбу за великокняжеский престол в Нижнем Новгороде. Нижегородские князья — Дмитрий Константинович и его дети — уступают Москве по­ложение великого княжества перво­го ранга. В определенной степени они заинтересованы в мирных и со­юзнических отношениях с Москвой. Однако ненадежность нижегород­ских князей как союзников Москвы проявлялась неоднократно, особен­но ярко в 1382 г. Понятно стремле­ние Москвы сначала контролиро­вать, а потом подчинить себе Ни­жегородское княжество, лишить его князей самостоятельности, что и было, хоть и частично и временно, осуществлено в 1392 г. Подчинение Нижегородского княжества — важнейшего сосредоточения торговли на Средней Волге — было условием успеха дальнейшей централизаторской деятельности Москвы.
Отношения между князьями в Нижегородском княжестве были осложнены вмешательством Моск­вы и Орды. Сама система полити­ческих взаимоотношений внутри Нижегородского княжества отлича­лась от удельной системы Москвы. В Нижегородском княжестве не бы­ло тех условий, благоприятных для роста централизма, какие сложи­лись в Московском княжестве. Там не было совпадения великокняже­ской столицы и религиозного цен­тра, которое было в Москве и ста­ло мощным фактором объединения русских земель. Нижний Новгород в церковном отношении оказался зависимым то от московского мит­рополита, то от суздальского епис­копа. В Нижегородском княжестве не было такого абсолютного господства великокняжеского центра. Великие князья нижегородские бы­ли в большей степени суздальски­ми или Городецкими князьями, чем нижегородскими. Летописи назы­вают Дмитрия и Кирдяпу «суздаль­скими князьями», а Бориса Кон­стантиновича считают «городецким князем». Редко князь называется просто нижегородским, чаще к это­му наименованию добавлялось «и Суздальский» или «Суздальский и Городецкий». Князья на великокня­жеский стол в Нижний Новгород приходили из уделов, в отличие от московских, которые были прочно связаны со столицей Московского великого княжества. Орда более энергично и эффективно вмешива­лась в отношении князей в Ниже­городском княжестве, тасуя уделы, меняя их владетелей. Суздальский князь Кирдяпа получает ярлык на Городец, Семену Дмитриевичу, во­преки порядку старшинства, дают ярлык на Суздаль, право на кото­рый принадлежало Кирдяпе. Моск­ва продолжает такую политику Ор­ды. После захвата Москвой Ниж­него Новгорода Кирдяпа оказы­вается в Городце, а Борис — в Суз­дале.
Однако полностью подчинить нижегородских князей Москве не удалось. В Суздале возобновляется независимое княжение Даниила Борисовича, который вскоре сде­лался великим князем Нижегород­ским. Упорную борьбу с Москвой, опираясь на ордынские отряды, ве­дет Семен Дмитриевич.
Эти особенности развития Ни­жегородского княжества хорошо от­разил нумизматический материал. В этом отношении он ярко конкре­тизирует и существенно дополняет письменные источники.

Источник: Г. А.Федоров-Давыдов, МОНЕТЫ НИЖЕГОРОДСКОГО КНЯЖЕСТВА

Записи по теме

Leave a Comment