Поташное производствоНижегородская область 

Поташное производство в Нижегородском и Арзамасском уездах

Поташное производство – один из старинных химических промыслов России, возникший примерно в XV в., а к середине XVII столетия занявший важное место в экономике страны. Владельцами поташных предприятий были, главным образом, крупные вотчинники. Им принадлежали большие массивы лесов, они располагали неограниченными возможностями для привлечения к различным работам по изготовлению поташа (калия карбоната) крепостных крестьян.
 
По определению В. И. Даля, “поташ – щелочная соль, вывариваемая из древесной и травяной золы; углекислый потасий (калий), неочищенный – добывается перекалкой шадрика” – “черного, грязного, не переваренного поташа”. “Поташный завод” или “поташня” – заведение, где вываривали из золы и перекаливали поташ. Они же назывались “майданами”, “будами” (старинное слово, означающее “строение”, “постройка”), “будными майданами”4. Эти лесные заводы находились на высоких прогалинах, служили не только для выварки поташа, но и одновременно для сидки смолы и дегтя. Работы на будах начинались обычно в апреле и продолжались до наступления морозов, примерно до ноября.
 
В 1650-е гг. боярин Б. И. Морозов был самым крупным владельцем поташных предприятий в России. Ему принадлежали майданы, расположенные в Нижегородском и Арзамасском уездах, где боярин захватил леса, которыми ранее владело местное, главным образом, мордовское население. В начале 1660-х гг. он имел не менее 29 майданов. Важнейшим центром поташного производства было село Сергач Нижегородского уезда. Сергачский поташ шел на экспорт. Среди его покупателей были известные голландские и немецкие купцы В. Меллер, Т. Кальдерман, К. Коненштер.
 
Востребованность этого химического продукта возросла во второй половине XVII в. в связи с развитием стекольного, мыловаренного, кожевенного, ткацкого, красильного производств, а также лечебного дела.
 
Весь поташ отправлялся в Архангельск для дальнейшей продажи за границу. В 1656 г. царь Алексей Михайлович издал грамоту, согласно которой за перевозку поташа от Нижнего Новгорода до Архангельска с боярина Морозова запрещалось брать пошлины воеводам, дьякам, приказным людям, таможенным головам.
 
В хозяйственной деятельности Морозова поташное производство стояло едва ли не на первом месте. Владелец поташных заводов настойчиво требовал от приказчиков бесперебойной и эффективной работы майданов, высокого качества выпускавшейся продукции. 6 июня 1660 г. в грамоте приказчику с. Сергача А. Кучецкому боярин указывал, “чтоб поташ делали на всех майданах самой доброй”. Особое внимание обращал на заготовку золы и дров.
 
Наиболее трудоемкими и решающими фазами производственного процесса были заготовка и доставка золы. Поташный завод мог нормально функционировать только при хорошем обеспечении высококачественной золой. Для крестьян и бобылей устанавливались жесткие требования: “А которой золу худу привезет, и таких бить батоги, и ту худую золу велеть высыпать у них на земь, которая негодна, и золу велеть добрую привесть”.
 
В 1660 г. в Сергаче было 5 майданов, четыре из них функционировали без простоя, пятый же, по мнению боярина, “майдан сергацкой разорен весь”. На всех майданах вырабатывалось разное количество поташа. Например, ежегодно с “Ключевого” майдана местные крестьяне поставляли в Нижний Новгород по 73 бочки, с “Кладбитцкого” майдана – по 9 бочек.
 
Процесс изготовления поташа на одном майдане могли обеспечить несколько десятков человек. Однако для заготовки и доставки золы и дров требовались тысячи рабочих рук. В 1660-х гг. вотчинник направил из своих галицких владений на майданы в Нижегородский уезд 346 человек. Обслуживались майданы Морозова, прежде всего, крепостными крестьянами окружавших майданы селений в порядке барщинной повинности. Заготовка золы и дров, работы на майданах в летнее время приводили к невосполнимым потерям в собственном крестьянском хозяйстве. В 1659 г. крестьяне села Сергача деревни Ключевой обращались к боярину с челобитьем, где указывалось: “Нам учинилася та твоя майданная работа не в силу”. “Сеем не в пору, и кой хлеб родитца, и у нас, пропадает на поле”. В 1660 г. имели место побеги “будников” с серчачских поташных промыслов. Сбегали крепостные крестьяне целыми семьями.
 
С каждой выти (единица вложения в России) крестьяне обязывались рубить дрова, жечь золу, поставлять определенное количество золы и дров, набивать поташ в бочки, заготовлять сено для коней “про майданный обиход”, перевозить поташ на своих подводах в Нижний Новгород и другие города.
 
В приволжских владениях Морозова насчитывалось более 450 вытей, более 6100 крестьянских и бобыльских дворов. Если условно считать, что от каждого тяглого двора в этих работах участвовало лишь по одному человеку, то общее число занятых в промысле составляло свыше 6 тыс. человек.
 
Село Сергач было главным центром поташного производства Морозова. Размещалось оно в Нижегородском уезде. “Село Сергач, а в нем церковь шатровая во имя Сретения чудотворные иконы Владимирские да в пределе Сергия Радонежского чюдотворца”, – отмечалось в “Отписной книге села Сергач и его деревень окольничего И. И. Чирикова 1667 года”. В селе стоял боярский двор, в котором жили приказчики. В округе Сергача были боярские леса, бортные угодья, сенные покосы, пашни, конюшенный двор на 58 лошадей, использовавшихся для обслуживания поташного промысла.
 
К селу примыкали деревни Ключевая и Кладбищная. Всего в селе и двух деревнях было 204 двора крестьян и бобылей, общей численностью 628 человек.
 
Тягла крестьяне имели “подевяты выти с осьмухою и полуосьминником”. С выти полагалось платить по 15 руб., а также столовых припасов: по 2 пуда свиного мяса, гусю, поросенку, ореховых ядер по полуосьмине, шерсти по 10 гривенок. Кроме того с каждого двора боярину поставляли кур, коровье масло, яйца 17. Бобыли же вместо оброка привлекались к поташным промыслам.
 
В 1667 г. на серчачских майданах работали “польские наемные люди”, которые со своими семьями “жили по разным избам” Сергача. Среди работников было разделение труда. Всего здесь числилось 5 поливочей, 71 будник, 4 бочкаря, 1 кузнец, 1 колесник, 2 воштаря18. Наемный труд в поташном производстве широко не применялся. В массовом масштабе использовался даровой крестьянский труд. Огромной тяжестью ложилась на крестьян работа на будных майданах. Это обеспечивало высокие прибыли от производства поташа. С каждого пуда поташа шло чистой прибыли по 25 копеек.
 
В 1662 – 1663 гг. вдова боярина Анна Ильинична Морозова продала в казну 94 940 пудов поташа, ей выплатили 359 037 руб. (медными деньгами), чистой прибыли было получено не менее 180 тыс. рублей.
 
В 1667 г. после вдовы боярина Морозова окольничий Илья Иванович Чириков провел перепись крестьянских и бобыльских дворов в Сергаче и окрестных деревнях. В 1668 г. список “Отписной книги села Сергача и его деревень 1667 года” был передан в Приказ Большого дворца. Вотчина бояр Морозовых была отписана на государя как выморочная.
 
С 1668 г. в состав дворцового хозяйства вошли будные майданы в Сергаче с округой 24: “Кладбицкой”, “Мокринской”, “Старой”, “Задней” и “Ключевой”.
 
При “Кладбицком” и “Старом” майданах было по 5 житниц с запасами толокна, сухарей, соли. При “Мокринском” майдане имелся амбар с запасами ржаной муки, круп и толокна. Здесь же в особой избе-пекарне выпекался хлеб для наемных работников. При “Кладбицком” и “Заднем” майданах были обустроены рубленые конюшни. Майдан “Ключевой”, получивший название от одноименной деревни, не выделялся постройками – здесь стояли изба и баня.
 
Наемные работники из Польши были на всех майданах, кроме “Ключевого”. Больше всех поташа вырабатывалось на “Мокринском” и “Кладбицком” заводах. В 1667 г. окольничий Чириков обнаружил на них соответственно 130 и 107 бочек поташа. На “Заднем” майдане готовой продукции во время переписи было 89 бочек, на “Ключевом” – 22. На “Старом” майдане поташ вовсе не вырабатывался. Таким образом, к Сергачу относилось четыре “жилых” и один “пустой” майдан.
 
Заводы оснащались корытами для ссыпания золы, медными котлами, ушатами, санями, топорами, долотами, тачками, телегами, стругами. Бочки с поташом взвешивались и клеймились снизу.
 
В 1673 г. в Сергаче насчитывалось 322 двора, 960 крестьян и бобылей, 5 дворов земских дьячков и приставов, а также подьячий. “У дозору” и “у наряду поташного дела” были назначены 5 дворян. Вероятно, каждый из дворян контролировал определенный поташный завод и нес ответственность перед дворцовым ведомством. В Сергаче десятинной пашни не было, и дворцовые крестьяне отбывали повинность обслуживанием майданов – возили на них дрова и золу из леса. В 1678 – 1679 гг. было произведено поташа 475 бочек чистым весом 1425 берковцев (142,5 пуда)25 (берковец – старинная мера веса, равная 10 пудам).
 
По-прежнему поташ с дворцовых серчачских майданов поставлялся за границу. Перевозка его была достаточно сложной. Сначала его в бочках поставляли в Нижний Новгород, затем по Волге на судах до Ярославля, потом до Вологды и Архангельска. Нередко путь от Ярославля до Вологды проделывался зимой на санях.
 
Дрова на майданы в Сергач доставлялись из дворцовых сел Лыскова и Мурашкина Курмышского уезда, а овес для лошадей – из дворцовой же Терюшевской волости Нижегородского уезда. Заметим, что уже в 1647 – 1648 гг. села Лысково и Мурашкино принадлежали боярину Морозову, пожалованые “за ево службу, что он был у него великого государя, в дядьках”. После смерти Морозова в 1662 г. два года эти села находились во владении его вдовы Анны Ильиничны Морозовой, а с 1665 г. вошли в царский домен.
 
В 1674 г. для обеспечения дворцовых майданов рабочей силой Алексей Михайлович указал нанять в Галиче работных людей.
 
12 июля 1676 г. И. С. Хитрово передал дворцовому ведомству с. Шишковердь Нижегородского уезда со 127 дворами, 450 душами крестьян и бобылей. Четыре майдана в Шишковерди также вошли в состав дворцового хозяйства.
 
Шесть будных майданов насчитывалось в Арзамасском уезде, из них три государственных и три, принадлежавших гостю Семену Сверчкову. Обслуживали их “сергацкие мастеровые и наемные работные люди”.
 
В 1679 г. стольником И. Т. Елизаровым и подьячим Н. Соболевским в Сергаче проводилась перепись дворов “старинных” и “пришлых” крестьян и бобылей. Всего в Сергаче было обнаружено 169 дворов.
 

После смерти царя Алексея Михайловича поташное производство в Сергаче пришло в упадок. В “Переписной книге села Сергач 1679 года” упоминаются действовавшие майданы: “Можаровской”, “Межной”, “Мокринской” (“Мирской”), вновь обустроенный на речке Березовке – “Березовской”. Указываются пустые майданы: “Задней”, “Кладбицкой”, “Погореловской”.
 
В 1678 г. по указу царя Федора Алексеевича с пустых майданов Сергача мастеровые люди переводились на новые будные майданы в Арзамасский уезд.
 
При четырех функционировавших майданах в Сергаче и его округе значилось 165 дворов крестьян и бобылей, общей численностью 440 чел., включая детей. На тех же майданах 20 дворов опустело, поскольку мастеровые люди по царскому указу направлялись на поташные промыслы в Арзамасский уезд. Некоторые будники самовольно покидали дворцовые промыслы. “А иные будники в бегах”, – отмечают стольник И. Т. Елизаров и подьячий Н. Соболевский.
 
К концу 1670-х гг. на дворцовых поташных промыслах Сергача уже не значилось польских работников. Здесь трудились дворцовые крестьяне вместо оброка, “а корытники бывали по найму, их же крестьянские дети, а наем им дают из государевой казны из Сергацкие выезжие (съезжей. – Л. В.) избы”.
 
Таким образом, в конце 1660 – 1670-е гг. в состав дворцового хозяйства царя Алексея Михайловича входили промышленные заведения – поташные заводы сел Сергача и Шишковерди Нижегородского уезда, майданы Арзамасского уезда. Подневольный труд крестьян и бобылей в поташном производстве приносил хозяйству царя Алексея Михайловича немалые прибыли.

Leave a Comment