ДокументБытие 

Документ XVII века о продаже девиц

19-го октября истекшего 1902 г. исполнилось ровно двести одиннадцать лет с того времени, в которое еще не существовало нынешнего красавца Петербурга, как некто поручик Никита Васильев, сын Касимов, в отдаленной Сибири, в гор. Тобольске, продал пленных двух девиц „Анютку да Настюшку монгольской породы“ боярскому сыну Григорию Брезовскому. Такой факт продажи людей (законной), невозможный в настоящее время, во времена крепостного права был явлением весьма обыкновенным. Цены на людей были также разнообразны, как сами люди и зависели сколько от возраста, пола и красоты живого товара, столько же от его способностей к работе и приспособленности к целям покупателей. Еще страннее то, что такая торговля людьми не была явлением частным и случайным, но имела узаконенные права и совершалась по всем правилам старинной казуистики, скреплялась подьячими и рукоприкладством послухов (свидетелей). Самые же акты продажи заносились в деловыя книги: „Бумаги надобныя — копии с указов и протчия о людех дела“.
Предание свежо, а верится с трудом, что были когда-то такие блаженные (?) времена, когда можно было купить себе на всю жизнь, в вечную кабалу, примерно, двух девиц всего за 19 руб. 50 к. А между тем это неоспоримый факте, и я имею к тому бумажное, документальное доказательство.
Доказательство это ничто иное, как серый лист бумаги, содержащий в себе купчую крепость 1691 года. Лист этот попал ко мне совершенно случайно в качестве обертки из одной фруктовой лавки. Этот лист-оригинал я представил в Казанское общество археологии, а снятую с него копию в настоящее время счел не лишним предложить вниманию читателей. Вот этот документ слово в слово, буква в букву, с соблюдением его орфографии:

„Бумаги надобныя: копiи с указов и протчiя о людех дела“.
1) „ Се аз солдатскаго строю порутчик никита васильев сын касимов в нынешней во стодевяносто девятый год октября в девятый надесять день, будучи в Тобольску продал есми я никита погромных своих ясырей дву девок монгольской породы, обе крещеныя, одной имя анютка Иванова дочь, да настюшка Михайлова дочь тобольскому сыну боярскому григорью брезовскому, а взял я никита у него григорья за те свои девки денег девятнадцать рублев с полтиной а те мои погромскiя ясырн девки опричь не заложены и ни в каких писмянных крепостях неукреплены продал зачисто, а буде кто в тех двух моих девок станет вступатся кроме ево григорiя по каким нибудь крепостям или писмам и мне никите ево григорiя вовсем очищать и убытка никакова недоставлять втом я никита на тех своих девок ему григорiю сию и купчую дал, а на то послух порутчик Фоншмалынбер а купчую писал разряднаго шатра площадной подъячей мишка ачепов, на подлинной подписано тако: ксей купчей вместо продавца порутчика никиты касимова по ево чело-битью пятисотный сергейко соколов руку приложил. Послух Григорей фон Шмалынбер руку приложил“.

Для полного понимания этого документа не лишне заметить, что годы в старину считались от сотворения мира, причем тысячи большей частью на делах не писались, а подразумевались. Таким образом упоминаемый в купчей 199 год был от сотворения мира 7199, а от Рожд. Хр. 1691 г. и следовательно монгольские девушки были проданы назад тому 211 лет, в начале самодержавия Императора Петра 1.
Девицы называются здесь „погромными“ — это означает, что они были захвачены в плен во время какого-то погрома или военной баталии.
Слово „ясыри“ имеет тоже значение, что и „азиатки“.
Каждая девица в собственность куплена за 9 руб. 75 к. Это такая цена, за которую ныне невозможно купить даже паршивой свинушки хорошей породы, которая стоит 30 и более рублей.
„Послухами“ назывались в старинных судах и купчих свидетели, а пятисотными — выборные старосты, управлявшие 500 человек.

Источник: “Отголоски старины и народности”, Ал. Можаровский, стр. 103 – 104, Тамбов, 1903 г.

Записи по теме

вверх