АрзамасНаселенные пункты и места 

Из прошлой жизни города Арзамаса

Предистория Арзамаса

Начальная история каждого древнего города большей частью выводится из народных преданий, более или менее старых. Так и о городе Арзамасе существует не мало преданий. Жители этого города считают свой город не только древним по происхождению, но и особенно важным по связанным с ним разным преданиям и историческим воспоминаниям.
При нашествии Батыя на Poccию толпы мордвы, говорит предание, бежали из своих жилищ в места более отдаленные, малонаселенные и лесистые и укрылись в дебрях Арзамасских. Однажды мордвин Теш, охотясь в лесах Арзамасских с детьми своими, зашел в глубину дебрей на то место, где теперь стоит город Арзамас. Отец и сыновья его решились здесь поселиться и разделились на курени. Теш избрал себе место по отлогости горы, нынешней Духовской, и протекавшей здесь реке дал имя Теша. Дети его поселились в других местах, а именно: Шамайко на речке, обтекающей город с юга и впадающей в Тешу, назвав эту речку Шамайвой (ныне Шамка); Якшейко поселился на речке Сороке, — внутри нынешнего города, — имеющей воду только в половодье; Михалко – на север в версте от города, на притоке Михалевом; Кусилко — на горе Киселевой, находящейся между городом и притоком Михалевым.
Чрез несколько лет от заселения Арзамаса здесь был встречен жителями Великий Князь Александр Невский, который возвращался из Орды и, как говорит предание, обедал на Духовской горе и потом водрузил на том самом месте крест, моля Господа, да прославит Он здесь живущих светом веры Христовой. В исходе XIV века, когда Великий Князь Димитрий Донской поразил на Куликовом поле Мамаево полчище, многие из бежавших с поля сражения татар искали убежища в непроходимых лесах и значительной толпой поселились на берегу Теши, недалеко от нынешнего города. Татары, смешавшись с мордвою, не покидали своего прежнего хищнического образа жизни, а потом сильно притесняли коренных обитателей, силясь истребить их совершенно. Мордва, однако, воспротивилась им и сумела отстоять свою самобытность, так как она далеко превышала татар своим общественным устройством, своей численностью и материальными средствами, ибо в то время были у нее обширные волости, подчиненные потомству Теша. Сверх того часть мордвы, жившей вне своих селищ, занималась звериной ловлей и пчеловодством, а часть остальная, жившая в волостях, занималась земледелием и скотоводством и отсюда извлекала значительные для себя материальные средства. Царь Иван Васильевич Грозный, идя с воинством на Казань (1552 г.) и имея вожатым мордвина Ичалку, достиг лесистого жилища потомков Теша. Жители, предводимые двумя братьями Арзаем (или Эрзаем) и Мисяем (или Масаем), встретили Государя с покорностью и дарами и изъявили при этом желание быть верноподданными Самодержца Московского и Великого Государя всея России. На возвратном пути Государь, будучи встречен жителями с прежним усердием, дозволил им просить у него чего они хотят. Мордва просила:
1) чтобы местность, занятая их поселением, предоставлена была во владение им и потомству их;
2) чтобы в их обществе было поселено несколько русских торговых людей;
3) чтобы татары, поселившиеся но берегам реки Теши, были изгнаны.
Царь принял их просьбу, выслал татар, а дачи, занятые ими на месте нынешнего Арзамаса, утвердил за мордвой и их потомством, разослал по некоторым городам грамоты с приглашением торговых людей и ремесленников селиться на месте нынешнего города и потом объявил мордве свою волю о построении города в их жительстве.
Два брата: старшины Арзай и Мисяй охотно повиновались царскому приказу. На другой день из воевод царских составился совет, к которому были приглашены Арзай и Мисяй и некоторые другие старики из мордвы, и с общего согласия было избрано место для возведения городской крепости. На избранном месте, в присутствии Царя, совершено было молебствие с освящением и кроплением воды, и вслед за тем начаты были расчистка леса, копание рва и другие работы, нужные для основания крепости.
Положив начало городу, Царь предложил язычникам принять христианскую веру. Так как ответа на это долго не было, то Государь объявил им, что кто первый крестится, того именем и назван будет новый город. После сих слов Арзай и Мисяй первые выступили из толпы и изъявили желание на принятие святой веры. И вот из двух имен — Арзая и Мисяя, согласно воле Государя, и составилось название „Арзамаса”.

Из истории города

Первенцы православия во святом крещении получили имена христианские: Арзай наименован Александром, а Мисяй — Михаилом. Вскоре примеру двоих братьев последовали и другие жители нового города, равно и обыватели некоторых соседних волостей, переименованные в дворцовых крестьян. При основании города внутри крепости заложена церковь во имя Архистратига Михаила. Теперь на месте этой церкви стоит градский собор, в настоящем виде построенный в половине нынешнего столетия.
Спустя 28 лет от заложения Арзамаса Царь Иван Васильевич, карая Великий Новгород (1580 г.), предал мечу множество из его жителей, а других разослал по новым городам, в том числе и в г. Арзамас было отправлено несколько семейств, которые принесли сюда ремесла —-кожевенное, скорняжное и др. Фамилии некоторых купцов доселе ведут свое начало от Новгородских поселенцев.
Пределы земли, пожалованной Царем Иваном Васильевичем Грозным для г. Арзамаса, были весьма необширны и вскоре, с размножением народонаселения в Арзамасе, стали тесны. Между тем рядом с Арзамасом на севере от него, на протяжении 12 верст тянулись лесные дачи помещика Николая Федоровича Ртищева, бывшего любимца Царя Алексея Михайловича, заведывавшего у сего Государя соколиной охотой. И вот жители Арзамаса, побуждаемые нуждой, обратились к Ртищеву с прошением об уступке им из его дач какой-либо части. Боярин Ртищев запросил у них за подгородные свои дачи 500 рублей. Но когда Арзамасцы указали ему на свою бедность, тогда великодушный боярин пожертвовал им все свои дачи на 12 верст в длину (до села Протопоповки) совершенно даром. Несмотря на то, что из этих дач город впоследствии лишился многих участков, Арзамасцы все-таки помнили и помнят благодеяния боярина Ртищева. В 1822 году в память этого благодеяния Арзамасский купец И.П. Ансиев вызвался соорудить памятник Ртищеву. Уже был составлен рисунок, испрошено согласие начальства, отведено было и место для памятника у восточного угла Спасской церкви, но, к сожалению, торговые обороты Ансиева пали и предположение о постановке памятника Ртищеву не осуществилось.
В древнем Арзамасе некогда жили стрельцы, пушкари и люди служилые разных чинов. Улица, где жили стрельцы, сохраняет название Стрелецкой и поныне. В смежности со слободой Выездной, в 1 1/2 в. от города, доселе находится деревня, которая известна в простонародии под именем Стрельна или Пушкарка. Стрелецкая улица и деревня Пушкарка и были местом жилищ этих стрельцов и пушкарей. В конце села Выездного, недалеко от Пушкарки, стоит на широкой поляне каменный столб со св. иконами в киоте. По общему преданию на месте, обозначенном этим столбом, когда-то вешали и рубили головы стрельцов, принимавших участие в бунтах и крамолах при правительнице Софье.
На юг от города Арзамаса с правой стороны Саратовской большой дороги, также стоят в некотором расстоянии друг от друга три кирпичные столба с образами и еще в некотором расстоянии от них стоит часовня. Эти строения называются „убогими домами”. Убогие дома, построеваемые в прежнее время у городов и селений, были ни что иное, как пространные могилы для погребения покойников. В старину убогие дома иначе назывались Божьи дома, боже-домики, усыпальницы, скудельницы. В них погребались тела всех преставившихся, которые по насильственной или внезапной кончине не могли в свое время воспользоваться молитвами и таинствами святой Церкви: наказанные смертной казнью, утонувшиe, замерзшие, погибшие от убийц и во время пожаров, также — тела странников, нищих и вообще не принадлежавших ни к какому приходу и не имевших чем заплатить за место на кладбище. Хотя у6oгиe дома, существовавшие при некоторых городах до царствования Екатерины 2-й, (в 1707 р.) и были уничтожены, но в Арзамасе они сохранились до сих пор и Арзамасцы ежегодно собираются во множестве в четверг 7-й недели по Пасхе служить над похороненными здесь панихиды. Под именем „убиенных“, похороненных здесь, по преданию, подтверждаемому актами, поминаются, погибшие большей частью от разбойников, которые, убивая запоздалых путников, приносили тела их к убогим домам. Здесь же схоронены и некоторые из убитых во время междоусобий и внутренних смут.
Из одного дела о стрельцах известно, что 82 человека из Московских стрельцов полка Ивана Чернова, которые без указа Царя Петра Алексеевича пошли из Великих Лук в Москву самовольно и под Воскресенским монастырем (Новый Иерусалим), упорно стояли против боярина воеводы большого полка Алексея Семенова Шеина и его ратных людей, стреляли из пушек и хотели грудью открыть себе путь к столице, 1698 года были приведены в Арзамас под надзором капитана Чаплина, посажены в тюрьму и в следующем году были казнены и погребены там, где теперь y6oгиe дома.
Из другого дела, относящегося к истории бунта Стеньки Разина, известно, что в этих же убогих домах похоронены и многие из мятежников шайки Разина, разбитых недалеко от села Панова Сергачского уезда начальником царского войска князем Юрием Долгоруким. Разбитые и взятые в плен мятежники были казнены в окрестностях Арзамаса. По свидетельству одного современника-иностранца, в Арзамасе было главное место казней. Он пишет: „Страшно было смотреть на Арзамас: в его предместьях повсюду стояли виселицы и на каждой висело по нескольку трупов. Там валялись разбросанные головы и дымились свежей кровью, здесь торчали колья, на которых мучились преступники. В продолжение трех месяцев в Арзамасе казнили одиннадцать тысяч человек. Их осуждали не иначе, как соблюдая обряды правосудия и выслушав свидетелей”.
О постройке одного из убогих домов в Арзамасе существует такое предание.
В одну лунную ночь ехал с торга в город Арзамасский купец (Масленков). Подъезжая к городу, он увидал на виселице три трупа. Поворачивает к ним свою лошадь, останавливается перед несчастными, бьет одного за другим плетью, понося и укоряя их в преступлениях, ему не известных. Наругавшись над телами, он садится в телегу и хочет скорее уехать от этого места. Только вдруг позади его явственно и громко слышатся голоса: „мы осуждены Виликой Государыней за наши дела злые, а тебя ничем не обидели. За что ты бил нас?” Купец спешит ехать, а голоса все более и настойчивее преследуют его и укоряют. Страх напал на купца и в душе его шевельнулось раскаяние в соделанном им. Тогда он, по приезде домой, дал обет, вместо укоризн и издевательств над несчастными, молиться за упокой их душ и всем несчастно умершим построить убогий дом, что купец впоследствии и исполнил. Около 1872 года по старанию священника Тихвинской церкви, обратившего на y6orиe дома внимание, и заботами старосты церковного один из убогих домов (главный) был разобран и на том же месте из того же материала построен новый и покрыт железом. В нем находятся иконы и пред ними лампада, которую по воскресным дням и праздничным зажигают по своему усердию владельцы соседних мельниц. Одновременно с большим поправлены были и другие небольшие убогие дома.

Посещение Арзамаса Императрицей Екатериной II и другими знаменитостями

Из многих преданий, которыми дорожат жители Арзамаса, особенно священно для них предание о посещении их города Императрицей Екатериной 2-й. Почившая в Бозе Императрица посетила Арзамас в 1767 году на обратном пути, когда ехала из Симбирска сухим путем чрез Алатырь, Арзамас и Муром. Вспоминая о спокойном плавании по Волге на галерах от Твери до Казани, Она писала из Мурома Панину: „Я на досуге сделаю вам некоторое описание того, что приметила дорогой. Где чернозем и лучшие произрастения, так это Симбирская провинция и половина Алатырской. Там люди ленивы и верст на 15 места пусты, не населены, а земли не разработаны. От Алатыря до Арзамаса и от сего места до Мурома — леса, земли час от часу хуже, селения чаще и ни пяди земли нет не разработанной, вся была разработана. А хлеба хуже, нежели в первых сих местах, и нигде голода нет“. Таково было 1-е впечатление Императрицы Екатерины по прибытии в пределы Нижегородской губернии.
Первый ночлег Государыни в Нижегородской губернии и в тогдашнем Арзамасском уезде был в с. Черновском (ныне Сергачск. уезда). Пребывание Ее здесь ознаменовано милостью к тамошнему помещику Ермолову, у которого Она была восприемницей дочери Марии Феодоровны, впоследствии вышедшей за г. Кикина. Монархиня пожаловала на зубок своей крестнице 100 душ крестьян в селе Гавриловке Лукояновского уезда. О приезде Государыни в Арзамас сохранилось невыгодное для него предание.
Приезда Императрицы ждали долго, в течении всего дня. И вот при наступлении позднего вечера, когда уже трудно было различать предметы, люди, бывшие на колокольнях, увидали на Симбирской дороге поезд и зазвонили. Все встрепенулись, ожидая увидеть Царицу. Но оказалось, что звонари ошиблись: то был не царский поезд, а обоз, идущий в Арзамас. Думая, что высокая путешественница еще нескоро прибудет, толпа народа перестала ожидать Ее. Между тем поезд Царицы приближался к городу и, подъезжая к Арзамасу ночью, Императрица увидала, что народ, вышедший встречать ее за заставой, расположился на поле кучками и, в ожидании ее приезда, заснул крепким сном. Царица, застав их спящими, произнесла: „Какой сонный город!” Арзамасские торговцы сказывают, что в ярмарках до сих пор покрикивают на них с насмешкой: „Жители сонного города, проснитесь!”
Другой рассказ о посещении Императрицей Екатериной 2-й г. Арзамаса следующего содержания:
„Выехав из имения Ермолова (села Черновского), Государыня прибыла в с. Пречистенское (Бритово). Здесь приготовлен был для Нее и Ее свиты ужин. После ужина она сидела так долго за столом, что, когда стала садиться в карету, было уже довольно светло, „что было народу, выражаясь языком современника, весьма удовольственно, ибо ночной мрак не скрывал уже Августейшего лица ее“. Поутру пошел проливной дождь и дорога испортилась. Между Пречистенским селом и Арзамасом много гор и поэтому путь был еще затруднительнее. Около полудня Государыня приехала в деревню помещика Саблукова, у которого был приготовлен для Императрицы и ее свиты обед. В Арзамас Императрица приехала очень поздно. Для пребывания Императрицы был назначен дом г. Бутурлина, жившего в Арзамасе роскошнее других и имевшего лучший в городе дом. Государыня изволила обозревать город. У собора встретило Государыню духовенство в полном облачении. Войдя в собор, Императрица слушала краткое молебное пениe и многолетие. Выйдя из собора, Императрица проехала к венцу горы, на которой построен Арзамас, и некоторое время осматривала живописные окрестности этого города. Арзамасское дворянство, предводимое своим воеводой, приветствовало Ее Величество, а эскадрон гусарского Грузинского полка, стоявший в Арзамасе, отдал обычную при подобных случаях честь и составлял конную при Ее Величестве охрану. Возвратясь в дом Бутурлина, Императрица имела обеденный стол, к которому были приглашены Нижегородский губернатор и Арзамасский воевода, всего за столом было 21 человек. По окончании обеда представлялись Императрице местное дворянство с женами и дочерьми, Николаевского монастыря игуменья с сестрами и Спасопреображенского монастыря настоятель с братией. Все они удостоились целовать руку Ее Величества. Явилось и Арзамасское купечество. Разговаривая с купцами, Императрица расспрашивала их о торговле и промышленности Арзамасской. Один из них (Куракин) отвечал, что они работают на кожевенных заводах и скорняжно работают. Царица не поняла последних слов и переспросила. Ей объяснили, что скорняки значит кушнеры, т. е. выделывают меха. Царица пожелала видеть кожевенные и меховые изделия Арзамасских заводов. Она заметила купцам: „Почему они явились без жен и дочерей?” Купцы смутились, а Государыня сказала: „Не надобно подражать туркам и татарам, держать женщин в заперти”.
На большой площади был устроен бой гусей арзамасских, в прежнее время столь известный по всей России. Императрица не была на нем, но графы Чернышев и Орлов приняли значительное участие в зрелище. Граф Орлов выиграл значительный заклад и хозяин гуся-победителя подарил его графу, чем граф был весьма доволен.
Из Арзамаса Царица изволила отправиться в Муром. На пути назначена была смена лошадей в имении подполковника Жукова, близ деревни Быковки (приход, деревня к селу Липовки Ардатовскаго уезда).
Жуков на месте, назначенном для смены лошадей, построил триумфальные ворота с аллегорическими картинами и на верху этих ворот поставил музыкантов. Напротив ворот была раскинута палатка, в которой был приготовлен десерт, чай, вино и закуска. Жуков со всей своей семьей дожидался Императрицы в палатке, и когда карета остановилась, началась музыка и стрельба из трех фальконетов. Последняя была однако тотчас прекращена по повелению Императрицы, которая опасалась, чтобы лошади не понесли кареты. Допустив Жукова и его семейство к pyке, Государыня изволила здесь кушать чай и пробыла около трех часов. Хоровод крестьянских девушек, их песни и музыка не прекращались во все время пребывания Императрицы. На другой день Государыня приехала в Муром. На реке Оке была устроена переправа на судах, украшенных флагами, при пушечной стрельбе и колокольном звоне. Жители Мурома, во главе со своим начальством, встретили Императрицу на пристани, а Нижегородский губернатор, сопровождавший доселе поезд Императрицы, здесь имел честь откланяться Ее Величеству.

Из других исторических и великих лиц Арзамас видел у себя полководца-генералиссимуса, князя Италийского, графа Суворова. Преследуя бунтовщика Пугачева, он проезжал чрез Арзамас и останавливался в доме купца Цыбышева. У Цыбышева были два сына младенца. Суворов приласкал одного из них, посадил малютку на свои колени и, сняв с себя кортик, подарил его ребенку. Этот подарок был долгое время храним в семействе Цыбышевых как драгоценность и только крайняя бедность заставила владельца А. Цыбышева продать эту драгоценность Ардатовскому помещику, что случилось в 1830-х годах.

Из лиц, родившихся в городе Арзамасе и впоследствии ознаменовавших себя полезной общественной и гражданской службой и составивших себе таким образом почетное имя, известны:
1) С.В. Румянцев. Он служил при Царе Алексее Михайловиче дьяком в посольском приказе, а в 1760 году с дворянином П.И. Потемкиным был послан в Испанию и Францию. В Арзамасском соборе находится напрестольный осьмиконечный, обложенный серебром и украшенный жемчугом, крест, пожертвованный Царем Михаилом Феодоровичем в 1643 году. В этом кресте есть частицы святых мощей разных святых. На задней стороне креста есть надпись по средине: „Сии мощи приложил дьяк Симен Володимеров сын Румянцев.
2) А. В. Ступин — учредитель художественной школы, находившейся несколько лет под покровительством Академии Художеств.
3) Известный художник-живописец Кошелев.
Из духовных лиц:
4) бывший при посольстве в Вене npoтоиерей Михаил Раевский и
5) Архиепископ Одесский Иустин (Охотин).

Сообщ. свящ. Н. Лузин
Село Выездная Слобода

Источник: Нижегородские епархиальные ведомости № 23 от 1 Декабря и № 24 от 15 Декабря 1894 года

Записи по теме

вверх