Шукшова: река с червями

Оставить комментарий Реки и озера , Оставить комментарий

У мордвы-мокши для названия рек употреблялось слово ёв (по-русски — «текучий»). Поскольку мокшане заселяли на Нижегородчине лишь ту территорию, которая до революции относилась к Тамбовской губернии, таких у нас всего три: Илёв в Вознесенском районе, Кочкоёмка (бывшая Кочкоёвка) в Лукояновском и Шукшова (бывшая Шукшёвка) в Починковском («река с червями», с пиявками то есть).

По материалам «Нижегородский рабочий» № 325 от 24.02.09 г.

 


Анда – кормящая, Симбилей – поящий

Оставить комментарий Реки и озера , , Оставить комментарий

Третья по значимости мордовская «серия» названий рек окончивалась на -ава («мать»). Практиковавшие культ воды язычники часто считали дававшие им воду потоки своими кормилицами и поилицами. Так, название протекающей в Сергачском районе реки Анды (морд. Андома) означает «кормящая».

Кстовская Семеть, дальнеконстантиновский Симбилей и бутурлинская Сумалейка — «поящие» (морд, симдема), а шатковская Нацма — «намачивающая».

Лукояновская Шнара переводится с мордовского языка как «хвалимая» (от глагола шнамс). (далее…)


Пьяна: текущая по горам

Оставить комментарий Реки и озера , Оставить комментарий

Пьяна: текущая по горамЕще о названии реки Пьяны

По-древнемордовски, видимо, Пьяна – это Пьянзы (эта форма сохранена в фамилии Пьянзин). С употреблением алкогольных напитков это название не имеет ничего общего. Необъясненным в ней остался лишь «корешок» пе- / па- / пь-: слишком мало от него осталось, чтобы выстроить достоверную гипотезу.

Изучив слова, от которых мордва любила называть свои реки, лингвисты посчитали наиболее подходящим слово паро («хороший»), давшее, помимо прочего, имя реке Паре в Гагинском районе. Однако (далее…)


Лух: заливной луг

Оставить комментарий Реки и озера Оставить комментарий

Очень важным является мерянско-весский (было такое племя весь на Вологодчине) термин «лухт», обозначавший заливной луг. В мерянском языке, как мы видим, это слово сократилось на один согласный и стало звучать как «лух». Именно так объясняются названия сразу двух наших речек. Деревенские жители, естественно, отождествляют их с русским словом «луг». И в этом, благодаря случайному созвучию неродственных слов, они совершенно правы!

Вне «серий» остаются мерянские названия речек Кокши в Выксунском (далее…)


Ужгур: речка жеребца

Оставить комментарий Реки и озера Оставить комментарий

Для мерянских населенных пунктов было характерно окончание на -бол(ь)/-бал(ь). На Ярославщине таких много, и выглядят они для русского глаза дико: Толгобол («деревня пера»), Пезобал («деревня-гнездо»), Атебал («отцовская деревня»). Две такие есть и у нас в северных районах: шахунская речка Тумбалиха («дубовая деревня»: ручеек остался, а деревни на ней давно уже нет) и заветлужская речка Шамбал. Первым элементом, скорее всего, является марийско-мерянское слово «шумба» — «ботало» — инструмент, громкими (далее…)


Чухлома: глухариное озеро

Оставить комментарий Реки и озера Оставить комментарий

Есть в Краснобаковском районе река Чухлома, а в Ветлужском и Воскресенском еще две разные Чухломки. Местное население уверено, что все эти речки якобы были названы переселенцами из костромской Чухломы. Если бы речь шла о деревнях, в это можно было бы поверить. Но реки же одну по другой, тем более столь далеко друг от друга протекающие, не называли на Руси никогда.

В поисках объяснения имени Чухломы я взял книгу тамошнего краеведа Воронова и прочитал в ней, что сами чухломичи верили, что их захолустная (далее…)