Церковь в селе Гагино Нижегородской областиПравославие 

Приход села Гагина Сергачского уезда Нижегородской епархии

История села Гагино

Гагино отстоит от Нижнего-Новгорода на 150 верст, от Сергача и- на 40, почтовая же станция находится в самом селе; граничит оно на севере с с. Юрьевым и деревней Тяпиным, на юге – с с. Субботиным и Пановым-Осановым, на востоке -с дер. Ломакиным прихода с. Покрова, на западе – с с. Какиным. Расположено Гагино в углу, образуемом устьем реки Ежати с одной стороны, а с другой — причудливым течешем реки Пьяны, которая, приняв в себя с юга Ежать в своем западном направлении, прежде чем устремиться к северу к своему устью, описывает под Гагиным подковообразную дугу.
Местоположение села ровное, и только северная часть его находится на скате к Пьяне. Одинаково ровная местность и в окрестности села и только на восток переходит в холмистую, покрытую лесом по обоим берегам Пьяны. Из отдельных возвышенностей на востоке замечательна гора „Левкасна” по правой стороне Пьяны, тянущаяся с юга на северо-восток против выхода из Пьянской подковы. Среди холмов в восточной стороне лежит немало оврагов, из которых замечателен в народной памяти:
Воровской, в котором, по преданно, жили воры-разбойники;
Горелая щель, где, по преданию, спасались отшельники;
Пила-в-поле, где, по преданию, зарыты клады.
По ту и другую стороны Пьянской подковы находится несколько озер, из них замечательны:
на правой стороне, внутри самой подковы, Круглое и Кривое, а по левую — Большой и Малый Мерлек и Ветла. Из большого Мерлека и Ветлы, кроме Пьяны, сельчане берут воду. Далее, на запад от Мерлеков и Ветлы, идет ряд провалов, или круглых (бездонных по народному представлению) ям, наполненных водой.
В расстоянии верст пяти от Гагина в поле, по дороге к селу Юрьеву, находятся две куполообразные насыпи, известные у народа под названием “маров“. В окрестности в народе ходит рассказ, что эти „мары“ насыпаны были по приказанию царя Иоанна Грозного его воинами так, что, идя на войну под Казань, они бросали земли по горсти, а на обратном пути по фуражке и оба „мара” вышли ровные (на сколько емкостью фуражка более горсти – на столько меньше возвращалось из под Казани войск). (Памят. церков. древностей Ниж. губер. Арх. Макарий. С.П.Б. 1857 г. стр. 825, примеч.).

Почва земли в окрестности Гагина черноземная и только местами песчано-глинистая. Климат не способствует особым болезням.
В начале села Гагино и название его в народе передают следующий анекдот.
Гагино и Какино основаны одновременно родными братьями, когда один из братьев, положивший основание Гагину, раздумывал, как назвать селение, пролетала над ним стая гусей и своим криком “га-га-га“ дала ему новое название селу Гагиным. Тогда он обратился к брату и сказал: мое — назову Гагино, а ты назови свое как ино (т. е. как-нибудь иначе). Отсюда: Какино. Но более достоверное народное сказание о начале образования Гагина гласит так, что оно основано или ссыльно-поселенцами, или же беглыми во главе с неким Гаем (Гай — христианское имя), по имени которого назван и сам поселок Гаин, нынешнее село Гаино или Гагино.
Последнее сказание отвечает и действительности. Известно, что Гагино, вместе с окрестными селами и деревнями и даже самым городом Сергачем, расположено в района так называемого “медвежьего угла”, а этот угол с самого основания Василь-Сурска (1528 г.) и почти до взятия Казани (1552 г.) служил границей между Московским и Казанским царствами. Сюда, как на крайний и опасный пункт, Московское правительство ссылало по суду преступников, в работы на устроенные здесь, благодаря обилию почти непочатого леса, казенные поташные заводы на известное число лет с правом водворения потом в этой местности на постоянное местожительство. А когда состоялась отмена перехода крестьян в осенний Юрьев день и последовало окончательное закрепощение их за боярами в царствование Феодора Иоанновича в конце XVI века при правителе Борисе Годунове. Тогда выступило на сцену и беглянство, продолжавшееся и во всю смутную эпоху вплоть до переписи народной при царе Михаиле Феодоровиче, учиненной по мысли Патриарха Филарета Никитича. Многие из смердов и холопов с уничтожения Юрьева дня, не стерпя кабалы, бежали туда, где было подалее от правительственного глаза. Таким укромным местом для укрывательства был и медвежий угол с его Сурскими и Запьянскими лесами. В этом углу беглецы находили вольное житье и селились тут. С годами поселенцы-ссыльные и беглые прибывали в числе, размножались и начали соединяться для совместного жительства в поселки. Так явились в медвежьем углу поселки: Ключево, Кладбищи, Анда и друг., и во главе их – Сергачево, как административный центр “казенной поташной волости”. Тогда же и также возник в этой местности и поселок Гаин, теперешнее село Гагино.
То, что Гагинцами удержаны за некоторыми урочищами названия не русского происхождения, как, например, за горой — “Левкасна”, за двумя озерами — “Мерлек”, а равно и то, что вблизи Гагина имеются два кургана “мара”, показывает, что дружина, или артель, шайка Гая, до основания поселка вытеснила отсюда какое-то финское племя и, всего скорее, по исследованию современного этнографа инородческих племен России Риттиха, вытеснила Черемис, или же поработила его и потом слилась с ним в великорусский тип Гагинца. (Риттих, Материалы для этнографии России. Казан. губерния. ч. 2-2, стр. 123. Казань. 1870 г.). Курганы у финнов — это места их молебищ и тризновых празднеств.

Церковная жизнь гагинцев

Обосновавшиеся в живописном уголке, при слиянии Ежати с Пьяной, Гагинцы недолго оставались без храма Божия. В патриаршество Филарета Никитича Гагинцы строят уже себе храм (деревянный) в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Что сталось с этим первым гагинским храмом чрез 90 лет его существования – обветшал-ли он, или сгорел, неизвестно. Но известно то, по церковной описи села Гагина, что в 1709 году, при Митрополите Нижегородском Силевестре, с благословения сего последнего, в селе Гагине срублена внове деревянная церковь и освящена в прежнее наименование — в честь Рождества Пресвятой Богородицы.
Эта вторая по времени церковь существовала в Гагине до 19 Июля 1821 года, когда вместе со всем селом, за исключением пяти обывательских домов, сделалась жертвой пожара. Пожар этот называется “пожаром Разумея”, потому что начался с построек крестьянина Разумника, в просторечии зовомого Разумеем.
В этом пожаре сгорело не только все здание церкви дотла, но и вся церковная утварь и документы, которые могли бы, если бы остались в целости, многое сказать нам о прожитой церковно-приходской и бытовой жизни Гагинцев. Единственно что осталось от прежней церкви — это икона Скорбящей Божьей Матери, особенно чтимая Гагинцами, помещающаяся ныне в междуалтарии приделов Рождества Богородицы и Святителя Николая теперешней Гагинской церкви, и резное изображение Спасителя в терновом венце, в темнице, стоящее до ныне в каменной часовне на юго-западном углу церковной ограды. В округе темницы имеется следующая надпись: “Сия темница совершися 1780 года июня 20 села Гагина священником Мануилом Гавриловым Григорьевым”.
Настоящий, ныне существующий в Гагине, храм — каменный трехпрестольный, начатый постройкой в 1823 году по благословению Преосвященного Епископа Нижегородского Моисея.
Согласно благословенной храмозданной грамоты (подлинник которой хранится в Гагинской церкви) церковь в Гагине построена на площади в расстоянии 30 сажен от жилых домов. Кладку храма производил подрядчик Владимирской губернии деревни Палашкина крестьянин Елизар Данилов, позолоту производил мещанин г. Арзамаса Филипп Алексеев Крылов, а иконы писал живописец Михаил Киряков.
По недостатку средств у прихожан постройка и отделка храма затянулась на 30 лет, так что церковь собственно была готова вполне только к 1858 году, а колокольня и ограда устроены и того позднее — через 62 года, именно, в 1885 году. Постройка и устройство церкви обошлась прихожанам в 46,149 рублей, а колокольня и ограда с часовней и зданием для школы в 15,000 рублей церковно-приходскому попечительству.
Прошло около двух лет со времени Разумеева пожара в Гагине, истребившего и церковь, а Гагинцы еще не думали приступать к сооружению храма: они за это время ходили к богослужениям в близлежащие села и, главным образом в Ветошкино, к церкви которого Гагинский причт и приход местной Епархиальной властью временно был причислен до построения и освящения своего храма. Но эти хождения Гагинцев по чужим храмам разрешились для них катастрофой, которая и подвигла г-жу Мелиссино, гагинскую владелицу, ускорить ходатайством пред Преосвященным Моисеем о благословенной храмозданной грамоте на построение в Гагине церкви.
Катастрофа постигла Гагинцев в 1828 году в первый день Светлого Христова Воскресения. К пасхальной утрени Гагинцы разбрелись по разным селам, но большинство из них направилось в Ветошкино чрез р. Пеяну, которая была в разливе. В передний путь Гагинцы благополучно добрались до Ветошкина и, встретив там Пасху, после богослужения торопливо направились домой. Паром, на котором Гагинцы должны были переезжать по Пьянскому водополью, был и утлый и не особенно больших размеров. Но Гагинцам, не смотря на это, всем одинаково скоро хотелось быть в этот жизнерадостный светлый день в среде своих родных семей. И вот их насело на паром слишком много. На срединной быстроте реки паром разломился и пошел ко дну, причем 15 человек сделались жертвой этой катастрофы.

Дом Пашкова в селе Ветошкино
Дом Пашкова в селе Ветошкино


Получив блогословенную храмозданную грамоту, Гагинцы торопливо принялись за создание храма и менее чем в три года вчерне он был уже готов. Не располагая средствами на внутреннюю отделку храма и снабжение его богослужебною утварью, Гагиицы наскоро отделали только правый трапезный придел, который, с благословения Преосвященного Моисея, и был освящен 11 Сентября 1826 года в память сгоревшего храма — в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Главный храм внутренно был отделан и всем необходимым для богослужения снабжен только к Сентябрю 1840 года, когда совершено и его освящение в честь Вознесения Господня. На кресте под вознесенским престолом имеется следующая надпись: “Освятися жертвенник Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в храме Вознесения Господня при державе Блогочестивейшого, Самодержавнейшого Государя нашего Императора Николая Павловича по блогословению Преосвященейшого Иоанна, Епископа Нижегородского и Арзамасского, Сергачской округи села Гагина Иepeeм и блогочиным Григорием Фиалковским в лето от P. X. 1846 Сентября 9 дня на память святых и праведных Иоакима и Анны”. Левый же трапезный придел освящен спустя 27 лет по освящении правого, именно 28 Сентября 1853 года, по благословению Преосвященного Иеремии, во имя Святителя и Чудотворца Николая.
В главном алтаре Гагинской церкви по правую сторону престола, в киоте на аналое хранится небольшой крест с частицами мощей св. благоверного князя Константина и чад его: Михаила и Феодора Муромских Чудотворцев, а по левую на аналое же – в серебряном футляре образ св. мученика Лукьяна и мученицы Пераскевы с частицами их мощей. У правого клироса в большом, украшенным резьбой, киоте образ св. благоверного князя Александра Невского, под которым на позолоченной доске сделана следующая вырезка: “Прихожане села Гагина в память избавления от смерти Государя Императора Александра II в 1866 году 4 Апреля и в 1879 году 2 Апреля”.
Из недвижимого имущества, вне ограды церковной, Гагинской церкви принадлежат:
1) каменная часовня на базарной площади села, поставленная на фундаменте сгоревшей деревянной церкви и
2) две лавки на той же площади, приобретенные церковно-приходским попечительством и приносящие доходу 135 рублей в год.
Кладбище приходское с 1823 года отведено по выписной статье закона храмозданной грамоты в 100 саженях от церкви и в 20 саженях от села, имеет квадратную форму в размере полдесятины и обнесено рвом.

В настоящее время Гагинский храм представляет собой одноэтажное каменное здание в форме продолговатого креста в вышину 14 сажень, в ширину 8 и в длину с колокольней 22 сажени. Окна внутри храма расписаны священными живописными изображениями, а совне – оштукатурена. Кровля железная, на куполе и алтаре главной церкви — дуговая, а на придельной папертной – шатровая на два ската, окрашена медянкой. Глава на церкви одна, утвержденная на фонаре. Крест на ней деревянный, обитый железом, вызолоченный чрез огонь, а на колокольне – такой же — через гулефарбу. В храме 6 окон итальянских в три света, 7- в один свет и 12 — в куполе. Дверей, ведущих в храм, три: западная, северная и южная, со ступенчатыми лестницами при них: у западных с трех сторон, а у северных и южных — с одной.
Колокольня трех-ярусная, в 20 сажен вышины, соединена с церковной папертью. На ней шесть колоколов, из которых большой в 219 пудов отлит в 1887 году на заводе придворного поставщика Оловянишникова в Ярославле по заказу и на средства Гагинского церковно-приходского попечительства в председательстве в нем И. П. Покровско-Водоватовского.
Храмовыми принадлежностями и утварью церковь Гагинская снабжена более, чем достаточно.

Состав причта при Гагинской церкви до 1849 г. был двухштатный, а далее в течение 20 лет — одноштатный. По положению 16 Апреля 1869 года о сокращении штатов и приходов в Гагине оставлены только священник и псаломщик и только в 1886 году восстановлена еще вакансия диакона.
Основой содержания причта, как прежде, так и теперь, служила и служит писцовая земля в количестве 18 десятин 652 саж. и нарезная из владельческих дач в количестве 15 десятин. Из этого количества земли 3 десятины под усадьбами и 2 десят. 260 саж. – под оврагами неудобий. При крепостном праве помещики дозволяли чинам причта пользоваться из их лесных дач дровами и покосами сена. Некоторые из добросердых помещиков по особому уважению к священнику указывали тому или другому из своих крестьян работать для него.
До 1849 года при многочисленном составе причта содержание его было крайне недостаточно, вследствие чего даже и священники вынуждены были собственноручно обрабатывать землю, не говоря про остальных членов причта, и образом жизни и одеянием мало чем отличались от крестьян. И теперь еще Гагинские старики помнят, как духовные служители [ходили] в лаптях. Дома у причта и по настоящее время свои.
Гагинский приход до 1853 года состоял из села Гагина и двух деревень: Тяпино и Шерстино. В 1853 году Тяпино отписано к приходу села Ветошкина, потому что эта деревея перешла от г.г. Ладыженских к Пашкову, владельцу села Ветошкина. В настоящее время приход состоит из села Гагина и деревни Шерстино. В Гагине 250 дворов, в Шерстине 127. Число приходских душ 1870 обоего пола, разбитых на пять сельских обществ.
Из церковно-приходских учреждений особенно деятельностно заявило себя церковно-приходское попечительство, состоящее, кроме председателя, из шести членов-крестьян с. Гагина. Заботами Гагинского попечительства построена каменная колокольня с таковой же оградой вокруг церкви, каменное здание для школы, возобновлены иконостасы и вылит большой колокол. Оно открыто в 1876 году и в первые же 10 лет своего существования, благодаря усердию и старанию председателя и членов, сделало так много капитального по благоустройству церкви и прихода.
С устройством здания для школы в 1879 году открыто и само училище от земства с трехгодичным курсом. Хотя Гагинские прихожане и не совсем мирятся со школой, потому что она отрывает детей их от работ, тем не менее, с открытием школы, перестали отдавать детей своих в обучение лицам причта, или к грамотным крестьянам и крестьянкам, как то практиковалось ими прежде. В первые шесть лет в училище обучалось 358 человек и из них кончили курс с правами на льготу по отбыванию воинской повинности 82 мальчика. Большинство же оставляет школу ранее определенного трехгодичного срока, вследствие чего даже к 1887 году грамотных в приходе считалось только 200 человек и из них умеющих писать – 50. Книги между грамотными прихожанами обращаются: псалтирь, молитвенники, Жития святых и на ряду с ними: сказки, сонники и оракулы, добываемые на местном рынке в с. Гагине. В последнее время, впрочем, чаще стали встречаться в употреблении книги священного Писания Ветхого и Нового Завета на славянском и русском языке.
Прихожане села Гагина по происхождению все русского племени, — поначалу входили в составе казенной поташной волости, а потом — с развитием крепостничества — перешли во владение разных помещиков, за которыми и оставались до 1861 года. Ныне они крестьяне-собственники на полном земельном наделе. Почва надельной земли черноземная, плодородная. В распоряжении крестьян достаточно сенных покосов, есть и хорошие пастбища, благодаря чему они ведут порядочное скотоводство. Из хлебов главным образом засевают рожь, овес и гречу, в меньшем количестве сеют пшеницу, просо, ячмень, полбу, горох, чечевицу и коноплю. Землю у помещиков крестьяне арендуют мало и немногие, но шесть семей из них купили раз на всегда земли у помещиков и сделались довольно крупными землевладельцами. Избыток от урожая крестьяне продают на местном базаре в самом селе Гагине.
Подспорьем к земледелию у Гагинцев служит торговля, благодаря издавна существующему базару в селе. В Гагине 6 бакалейных лавок, одна с железным товаром, 5 калачных, 4 мясных. Кроме того, большинство из них торгуют в базарные дни мелочным товаром, в особенности женщины, начиная с 3-х рублевого оборота. Некоторые из прихожан Гагина занимаются извозом, другие содержат постоялые дворы. Есть в приходе и ремесленники: 3 кузнеца, 2 медника, 4 сапожника, 3 столяра и 3-е портных. Более состоятельные из прихожан имеют свои ветряные мельницы, их числом 14, две дранки, шесть прядеверевочных заводов, 2 салотопни и один кирпичный сарай. У 14 семей имеются пчельники.
Благодаря экономическим условиям, в которые поставлено население Гагинского прихода, хозяйственный быт Гагинцев должен бы быть вполне обеспечен, но на деле этого далеко нет. Причиной тому — частые пожары и хлебные недороды в последнее десятилетие. Не мало вредит хозяйственному благосостоянию Гагинцев и самый базар с его манящими распивочными заведениями, в которых часто оставляется не только выручка от проданного избытка, но и последний армяк. А отсюда следуют свары в семьях, нестроения в хозяйствах и не малое зло в целом составе приходского общества.
Избы у Гагинцев деревянные, обращенные – при базаре выходами на улицу, а вне базара — во двор. Садов при крестьянских постройках вовсе нет — их во всем Гагине только два и то бездоходных. По одеянию и одежде Гагинцы как мужчины, так и женщины ничем не разнятся от других сельчан.
Семей с твердым управлением старшего в доме весьма мало осталось в Гагинском приходе: все чаще и чаще слышатся жалобы на непослушание детей, и, действительно, лишь только сыновья обзаведутся своей семьей, делятся от отца и авторитет его не в силах удержать их в совместном сожительстве.
На решения и постановления Мирских сходов Гагинцы полагаются вполне: “мир — велик человек: супротив Mиpa не пойдешь“, говорят они. Но, тем не менее, к общественным делам относятся холодно, на Mиpcкиe сходы собираются неохотно и только с большим интересом идут на сходы, когда на них обсуждаются вопросы “о скидке и надбавке тягол”, т. е. о душевом переделе земли. На отправление должности сельских властей Гагинцы смотрят как на тяжелую обязанность.
По исповеданию веры прихожане села Гагина — православные, раскольников по росписям числится только 12 человек, но на самом деле их гораздо более.
Православные прихожане села Гагина к церкви, ее богослужениям и установлениям усердны. Христианский долг исповеди и св. Тайн причащения исполняют преимущественно в Великий пост и многие по дважды: на первой и страстной седмицах. Больные и беременные женщины говеют и в другие посты. Многие после вдовства или других каких-либо несчастий дают обет не есть мяса в течение известного числа лет. Многие понедельничают, есть и такие, которые празднуют пятницу, т. е. ничего не работают в этот день, а проводят его как день воскресный.
Из обетов, налагаемых на себя Гагинскими прихожанами, кроме добровольного поста и почитания пятничного дня, еще в обыкновении обет хождения к святым местам, даваемый ими во избавление от того или другого посещения Божия, или прямо ради спасения души. На богомолье Гагинцы преимущественно ходят в Саров, Понетаевский монастырь, в село Промзино (где весьма чтимый образ Николая Чудотворца), в Муром, Москву, Киев и в соседнее село Ветошкино на поклонение чудотворной Тихвинской иконе Божьей Матери. Из всех святых мест обетного поклонения богомольцы приносят с собой домой заздравные и заупокойные просфоры и сверх того:
из Сарова – камушки и сухарики;
из Промзина – щепочки от зубной боли от того дерева, на котором, по верующему преданию, явился образ св. Николая Чудотворца;
из Понетаевского монастыря флакончики с деревянным маслом;
из Киева, Москвы и от Троицы Сергия — крестики и изображения святынь и святых.
Из крестных ходов, кроме установленных Церковью, в Гагинском приходе бывают нарочитые во время бездождия и безведряной погоды вокруг села и на поля, для чего обыкновенно назначается особый день и служится предварительно литургия.
Рядом с христианскими верованиями у Гагинских прихожан достаточно и суеверий. Так, вера в леших и домовых крепко держится у Гагинцев.
Благодаря тому, что в Гагине около 30 лет живут участковые врачи, а в соседнем селе Ветошкине открыта превосходная больница при искусных врачах, недоверие Гагинцев к научной медицине сильно уменьшилось, но все же народная медицина у них и сейчас в ходу. Гагинцы разделяют болезни по происхождение на четыре вида: 1) от порчи, 2) от притки, 3) от глазу и 4) от поветрия (повальные болезни).
Не так давно вывелся у Гагинцев обычай купаться в озере Ветле с целью избавления от недугов. При этом озере росла огромная ветла-ива. Купаясь здесь, недужливые вешали свое платье и даже кресты на эту ветлу, оставляя повешенное на произвол судьбы, с полною уверенностью на избавление от одержащего недуга.
Из примет между Гагинцами держатся следующие: лес осенью стоит долго зеленым – тяжелый год для народа; много снега — глубокие воды, глубокие снега — мелкие воды; ясная звездная ночь зимой, или месяц в кругу – к морозу; солнце при закате заходит за тучу — к дождю; тараканы ползут из домов — к пожару.
В нравственном отношении Гагинцы стоят ниже поселян окрестных местностей: кражи и другие преступления встречаются нередко.
Как на хорошую сторону Гагинцев можно указать на их сострадание к бедным: сироты охотно принимаются в дом зажиточных, пользуясь кровом и пищей за домашние работы соответственно возрасту; нищие не встречают отказа в милостыне. С особенной же благосклонностью Гагинцы относятся к калекам и юродьевым, считая их “Божиими людьми”.

Сообщ. А. Можаровский

Источник: Нижегородские епархиальные ведомости № 2 от 15 Января 1895 г. и № 3 от 1 Февраля 1895 года

Записи по теме

вверх