Из прошлого Сергача. Вид на Владимирский Собор.Православие 

Соборная церковь во имя Владимирской иконы Божией Матери

В 1654 году в селе Сергаче (или Сергачеве, Сергиеве – так называлось село в документах боярина Морозова, в чьих владениях оно тогда находилось) было две церкви: во имя Владимирской Божией Матери с приделом во имя Сергия Радонежского и во имя пророка Илии.
Первая простояла до 1752 года, была разобрана из – за ветхости и на ее месте построили новую; вторая – теплая, построена рядом с первой в 1737 году. Обе церкви строились из дубового и липового леса, который доставляли «возком на себе» из явлейского леса, ставились «на члены», т.е. на сплошные деревянные столбы, как бы на деревянный фундамент.
Внешний вид их был незатейлив: шатровые крыши и стены снаружи обшиты вершковым тесом, внутри низкие, на стенах с обеих сторон тянулись полки, на которых стояли фамильные образа и куда богомольцы клали шапки и рукавицы. Каждый нес свою свечу или покупал в церкви, сначала ставил к своим образам, потом к мирским иконам, которые были греческого письма «невысокого достоинства», кроме храмовой иконы Божией Матери.

Начало строительства Собора

По статусу уездного города в нем непременно должна быть каменная церковь и каменное здание присутственных мест.
В марте 1807 года крестьяне города и посадские люди на сходе решили строить каменную церковь. Нижегородский гражданский губернатор Андрей Максимович Руновский получает «всепокорнейшее прошение»: «1807 года 10 марта нижегородской губернии балахнинской округи вотчины его сиятельства генерал – майора Василия Алексеевича Урусова села Вершилова крестьянином Михаилом Никитина сына Соколова заключен сей контракт Нижегородской же губернии г.Сергача с посадскими и крестьянами в следующем: подрядился я, Соколов, у них в городе с моими рабочими людьми ценою за 9500 рублей из заготовленных мною материалов в следующие 4 года построить каменную церковь с колокольнею во всем точно по проработанному Его Преосвященством плану и фасаду на месте, где позволено будет, прочною и чистою работою». Он обязался настоящую церковь «возвысить до кумпола в 4 сажени с половиной», колокольню «до яблока что под крестом до 10». Купола на церквии крыши на колокольне и фронтонах покрыть листовым железом. На прочном грунте сделать сарай для обжига кирпича «самого лучшего и прочного сколь потребно будет». Тес для кровли покупать сухой и прочный «не уже двухчетвертей ширины и не тоньше вершка толщины», для полов и дверей –«толщиною в полтора вершка». Пол внутри церкви и трапезе настлать деревянный, связывая «тесницы деревянными шипами», а под колокольней выстлать кирпичом. Сделать печи с чугунными вьюшками, железными затворками и поддухами. Он также обязался все работы производить силами своих рабочих и быть неотлучно при них, чтобы они с прилежанием и тщательным образом трудились.
Сергачским же крестьянам предполагалось только собирать к определенному сроку деньги и передавать их лично Соколову. Предполагалось задаток в 500 рублей выдать к началу работы в конце апреля – начале мая на питание рабочим; по окончании копания и подвозки бута, а также на покупку разного железа и теса в начале июля – 800 рублей; для задатка рабочим – 800; на подвоз кирпича и кладчикам – 500; на покупку кровельного теса для полов и дверей, гвоздей – 700.
В январе 1808 года на оплату рабочим – 500, в мае на покупку железа -500 и прочих материалов – 1000 рублей, все было расписано наперед. Если во время строительства в течение трех лет на стенах и своде появятся трещины, то исправлять это должен М.Соколов на свои средства. Если он по болезни или по каким–то непредвиденным обстоятельствам не сможет завершить работу, то вместо него это сделает его отец Никита Афанасьев и брат Яков Соколов.
Дополнение: если горожане захотят сделать под крышу водосточные железные желоба, а по углам карниз с отводами, то для этого нужно будет собрать еще 500 рублей.
11 марта контракт был записан в городской ратуше, для исполнения была выдана копия. В виду неграмотности строителей «руку приложил» канцелярист А.Михайлов. Подписи поставили: бургомистр купец третьей гильдии Матвей Склянцов, купец Иван Нефедов, за купцов и мещан (14 человек) – купеческий сын Тимофей Минеев и Роман Замков, купец Семен Горланов. Крестьяне (53 человека) обязались «собирать с каждой ревизской души с 827 душ по 6 рублей, платить Соколову… в назначенные сроки безотговорочно». За них подписался земской Спиридон Андреянов. По данному контракту на то время выдано старостой Иваном Егоровым и Александром Фадеевым 2600 рублей.
В июне 1807 года поверенный сергачских крестьян Михаил Алексеев и подрядчик М.Соколов отправляют в Нижегородское губернское правление просьбу об отправке в Сергач для освидетельствования приготовленных тем подрядчиком для кладки церкви материалов и заложенного фундамента губернского архитектора. Приехав в Сергач, архитектор Медецкий вместе с городничим М. И. Лызловым, поверенным М.Алексеевым, смотрителем строящейся церкви протопопом Афанасьевым и приглашенными купцами Л.Лепилиным, И.Пигалевым, С. и М.Горлановыми, с подрядчиком, имея наруках копию контракта, произвел «изысканиие, кто из людей окажется вне соблюдении иногда контракта всего онаго производства», чтобы провести надлежащее рассмотрение в уездном суде. Они осмотрели строительные материалы и заложенный фундамент. Выяснилось следующее. Фундамент по правой стороне церкви вырыт до материка, укладывать бутовый камень нужно на пол-аршина, но этого не сделано; по левую сторону фундамент положен не более аршина, что тоже не делает его прочным. В растворе песка замешано больше положенного. Кирпич, находящийся в сараях и частично около церкви, сделан из глины, смешанной с илом и мелкими камешками и плохо обожженный, так что большая часть его уже развалилась. Произведена была проверка извести. Поливались ей 5 кирпичей, через 15 минут поднимали за стопку верхний кирпич, поднятыми оказались 2 кирпича, при второй пробе через 3 часа – 3 кирпича. Свидетелями при этом было 29 крестьян. Об этом архитектор и рапортует Губернскому правлению 11 июня.
Крестьяне Сергача через суд требуют с М.Соколова неустойки вследствие «употребления при закладке церкви неспособного и непрочного материала». Строительство было приостановлено.

Требы

На обжиг кирпича для строительства каменной церкви была разобрана пришедшая в ветхость Ильинская. Часть иконостаса из нее позже была передана в часовню при тюремном замке, другая – в деревянную часовню, установленную на Святом ключе. В конце ХIХ века бытовало предание о том, что некогда на ключе был «явленный чудотворный образ Владимирской Божией Матери, но скрылся и явился потом в с. Кемарах Княгининского уезда». На Святой ключ ежегодно 23 июня совершался крестный ход из Соборной и Дамаскинской церквей, в часовне отправлялось молебное пение, а на ключе совершалось водоосвящение.
До строительства каменной церкви требы совершались в старой Владимирской. При вступлении в брак в специальной книге оформлялся документ, который тогда назывался «сказкой». В присутствии священников, церковного и мирского старост, купцов, рядовых крестьян и родственников жениха и невесты в книгу записывали, что все перечисленные «со товарищи дали сию сказку приходским священноцерковнослужителям в том, что между означенными хотящими брачится (имена жениха и невесты) кумовства, сватовства и крестного братства и других каких–либо виннословий не имеется».
Женились и крепостные, тогда в книге появлялась другая запись: «Коллежский секретарь Александр Иванов сын Петров крепостным моим дворовым людям Федоту Андрееву вступить в законный брак с девкою Авдотьей Михайловой дозволяю по собственной и непринужденной их воле, и в том с моей стороны принуждения им от меня никакого нет и к сему бракосочетанию желание они имеют и согласие самопроизвольное, и к сему их супружеству препятствия никакого нет».

Священнослужители 1817 г.

В 1817 году, когда началось строительство, в городе было две церкви: ветхая деревянная во имя Владимирской иконы Божьей Матери с приделом С.Радонежского (1752 г.) и Напольная во имя Иоанна Милостивого с приделом Иоанна Дамаскина (1799). Благолепием иконостаса, ризницею и пр. утварью первая “удовольствована изрядно”, при ней пашенной, сенокосной, селидебной и усадебной земли 33 десятины.
В ведомостях за тот же год о священнослужителях узнаем об их возрасте, семейном положении, отношении к своим служебным обязанностям:
АЛЕКСАНДР АФАНАСЬЕВ, 64 лет, вдов, честного состояния;
священник ДОРМИДОНТ ПЕТРОВ, 41 года, хорошего состояния;
дьякон ИВАН ИВАНОВ, 36 лет, трезв и в должности исправен;
дьячок АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВ, 45 лет, состояния не худого;
дьячок ПАВЕЛ КОЗЬМИН, 20 лет, состояния хорошего;
пономари ИВАН ИВАНОВ (27) и ИВАН СЕРГЕЕВ (28)лет, оба «состояния нехудого».
Жалоб со стороны прихожан в их адрес не было.

Расходы на строительство

В 1816 году Комиссия духовных училищ выделила на строительство каменного собора в городе Сергаче 37.024 рубля 50 копеек. В начале 1817 года из Духовной Консистории была выдана книга со шнуром и печатью, в которой должны быть записываемы всякие расходы (кому именно, когда, сколько выдано денег). Оговорено также было, чтобы ежемесячно рапортовать о расходах суммы и об успехах в работе.
Подрядчики, получив деньги за разные работы по контрактам, расписывались в этой книге, а избранные и утвержденные ктиторы (церковные старосты) своею подписью подтверждали расход. В 1819 году “строение собора покончено, о чем от преосвященного епископа Моисея донесено митрополиту Новгородскому и Санкт-Петербургскому Михаилу”. Алтари – в правом приделе в честь пророка Божия Илии, в правом – в честь Сергия Радонежского – были освящены в 1820 году, а главный – в честь Владимирской иконы Божией Матери – в 1828. Расходные книги были отправлены в Комиссию Духовных училищ.
Но в 1828 году, в июне, митрополит Новгородский возвращает книги, поскольку они показывают только расход выделенной суммы без пояснения или сравнения со сметой, и просит епископа Нижегородского Афанасия: “…благоволили приказать кому следует составить из оных по установленной форме подробные отчеты, кои доставить в комиссию на ревизию вместе с подлинными сметами и книгами”.
В июле в Нижегородской Духовной консистории решено было истребовать из Сергача подробные, с возможной поспешностью отчеты о расходе денег. Благочинный г. Сергача священник Василий Федоров, опросив священнослужителей и крестьян города И.Егорова, Е. Смыслова, И. Петрова, выяснил следующее:
действительно, он лично, будучи в 1817 году дьяконом, вместе с протоиереем Александром Афанасьевым и перечисленными крестьянами, был при получении денег;
действительно, деньги были записываемы в расходную книгу в присутствии Сергачского уездного казначея Петра Соловьева, а записи расходных статей велись старшим ктитором купцом Иваном Нефедовым. Но ни священник, ни крестьяне не видели смет, не знают,где они находятся, и подробного отчета составить не могут, тем более, что протоиерея в данное время в городе нет, а казначей уже умер. Оказалось,бывший протоиерей является иеромонахом Благовещенского монастыря; он был вызван в Духовную Консисторию, где получил указание о составлении отчета о расходах выделенной на строительство суммы, что и сделал к ноябрю 1829 года.
Из его отчета мы и узнаем подробности о строительстве и некоторые имена принимавших в нем участие.
Так, трех видов кирпичей было изготовлено 600000 штук, за что в разное время выдано с транспортными расходами 5729 рублей 50 копеек. Извести 20 – пудовых бочек для кладки стен и фундамента закуплено 1389 штук, за них уплачено 14571 рубль.
В расходной книге за 1817 год записаны сведения о поставке связного железа мещанином города Инзара Андреем Лакшиным и поверенным города Лазарева Афанасием Рычиным на общую сумму 17708 рублей 12 копеек, а также кровельного, полосного железа купцом Ягодинским. Фамилия последнего в отчете встречается часто: кроме железа, у него покупались гвозди, костыли. Кузнецам Алексею Герасимову, Алексею Озерскову «со товарищи» отдано 414 рублей 35 копеек.
У сергачского крестьянина Козьмы Кирпичникова закуплены решетница и тес, у мещанина Семена Горланова – лубки.
Подрядчику Тихону Молеву для найма на работу людей всего было выдано 6479 рублей 45 копеек.
За подвоз воды крестьянину Ивану Петрову – 54, а Ивану Симонову – 200 рублей.
“Песок во все время созидания каменныя церкви усердием прихожан к строению был привоз им безденежно”. Кровельщикам за покрытие кровли с их краскою, гвоздями и проволокою – 937 рублей 50 копеек (с каждого листа – 1875 штук – по 50 копеек).
За очистку мусора по смете положено было заплатить 700 рублей, но “попечением и трудами прихожан все оное исправлено без денег”.
За выстилку полов, сооружение двух глав и установку крестов было положено 3350 рублей, но “в церкви пол сделан из деревянного соснового теса на счет доброхотных дателей и прихожан”, “кресты на церковь и колокольню постановлены усердием прихожан и доброхотных дателей”.
После проверки выясняется, что было передано купцу Ягодинскому 37 рублей 73 копейки. Иеромонах Афанасий вызван для объяснения, но не знает, где контракты и кто передал эти деньги. В январе 1830 года он умирает.
В феврале в Сергач уходит распоряжение: деньги, переданные Ягодинскому, “сыскать из кошельковой Сергачской соборной церкви суммы, которую показать в отчете как оставленную за расходами”.
30 ноября 1831 года Василий Федоров, священник собора, сообщает в Духовную Консисторию, что все по предписанию сделал: деньги списал в расход, а подписи собрать не может, так как все уже умерли.
В декабре отчет, сметы, оставшиеся деньги отправлены в С-Петербург.

Приход и причт 1833 г.

Владимирский Собор в Сергаче
Собор во имя иконы Владимирской Божьей Матери в городе Сергаче

В 1833 году при церкви два прихода. В приходах в 316 дворах проживало 1265 мужчин и 1375 женщин.
Штатным священником в тот год был Василий Страхов, 29 лет, вдовец, при нем дети – Феоклист и Григорий. На его иждивении также находится теща, вдовая попадья.
Вторым штатным священником был Иван Иванов, 53 лет, при нем жена Гликерия Степановна, 54 лет, внук, сын протоиерея с. Богородского Иванова, отосланного на военную службу, и две внучки, а также сноха после умершего сына Егора, священника с. Старинского.
Штатный дьякон Александр Флеров, 37 лет, обучался в семинарии. При нем жена и его воспитанник – восемнадцатилетний Александр, новокрещенный из татар, родом из деревни Пошатовой. В 1828 он был обращен дьяконом в христианскую веру, а в 1830 году правительством исключен из татарского звания, приписан к духовному сословию, обучался в Нижегородской духовной семинарии.
Штатный дьячок Иван Федоров, 27 лет, при нем жена, сын и три дочери, а также мать его, вдова пономаря с. Болдина с дочерью.
Штатный пономарь Александр Лавров, 23 лет, холост.

Собор и церковная утварь

По описи 1854 года интересно было узнать, как выглядела церковь внешне и каково ее внутреннее убранство. Вся церковь, паперть, трапеза и фронтон покрыты листовым железом и окрашены зеленой краской. При входе в паперть каменное в пять ступеней крыльцо, фронтон которого поддерживался четырьмя колоннами. Всего окон в главной церкви внизу 7 и вверху 14, из них два полукруглых и 6 круглых; в приделах – 8, в паперти – 4, все они внизу за железными решетками. Пол во всей церкви и паперти деревянный, окрашен желтой краской. Стены и своды оштукатурены и «в настоящей окрашены разными красками и по местам расписаны приличными изображениями».
Предалтарный иконостас столярной работы “в один ярус с 12 колонными столбами, окрашен сиреневою кубовой краскою, карнизы и резьба покрыты на полимент 1–го номера позолотою, между святых икон колонны окрашены таковою же сиреневою краскою, а по концам сверху и снизу на полимент позолочены”.
За святым престолом образ Святой Троицы “в киоте красном, обложен резным золоченым бордюром, за стеклом, на нем оклад и ризы серебряные 84–й пробы, весом 3 фунта и 5 золотников, мерою в длину 1 аршин, а в ширину 3 четверти, стоит на деревянном желтом пьедестале”. За правым клиросом “в особом иконостасе образ Владимирской Божьей Матери, на ней риза фольговая, низанная бисером, и венец медный посеребренный весом 48 золотников, длиною 6, шириною 5 четвертей”. Перед ней медно-серебряная лампада весом 9 с четвертью фунтов.
Паникадило было о трех ярусах, медное, посеребренное, с 24 подсвечниками.
В ризнице хранилось Евангелие 1794 года в 4-ю долю листа “обложенное малиновым бархатом, средник и наугольники покрыты серебряными чеканными листами 84-й пробы”.
Имелось три серебряных дискоса весом 62, 45, 36 золотников; в книгохранилище – книги 1766, 1776 и 1784 года; метрики и духовные росписи хранились с 1797 года.
На колокольне в верхнем этаже висело 6 колоколов, первый колокол весил 89 пудов 30 фунтов.

Приход и причт в конце IX века

В 1886 году в уезде при церквах устраиваются певческие хоры, в том числе и при соборной в Сергаче, где хор управлялся председателем уездной земской Управы А.И.Епифановым.
В 1904 году в приходе соборной церкви православных прихожан: 1708 мужчин и 1802 женщины.
Протоиерей Николай Александрович Рачинский, 71 года, окончил семинарию по первому разряду, при соборе с 1874 года, имеет наперсный крест (1884);
иерей Николай Николаевич Никольский, 40 лет, окончил семинарию, в соборе с 1898 года, куда был перемещен из Акузова и тогда же утвержден в должности законоучителя в сергачском женском и начальном мужском училищах, имеет скуфью (1900);
дьяк А.А. Мегистов, 34 лет, окончил церковно–учительскую школу, в соборе с 1896 года;
псаломщик Н.А.Стеклов, 55 лет, из высшего отделения духовного училища, в соборе с 1870 года;
псаломщик Е.А. Сабуров, 53 лет, из среднего отделения духовного училища, в соборе с 1898 года;
церковный староста – купец Н.А. Лысихин с 1898 года.

Записи по теме

вверх