Село Карауловка Гагинского районаПравославие 

Приход села Карауловки Сергачского уезда Нижегородской enapxии

Село Карауловка отстоит от губернского города Нижнего Новгорода на 150 верст, от своего уездного Сергача на 45 и от ближайшей почтовой станции Гагинской на 8 верст. Расположено оно в четыре параллельные одна другой улицы продолговатым прямоугольником, прорезываемым с северо-запада к юго-востоку оврагом, по которому струится ручей, образующий в середине села искусственный пруд на потребу скота и хозяйственных надобностей сельчан, которые для собственного пользования берут воду из двух общественных колодцев.
Местность, обнимаемая Карауловским приходом, безлесная и ровная, за исключением северо-западной стороны — холмистой и овражистой. Почва земли трех видов: черноземная, суглинистая и супесчаная. Климат здоровый. Проселочные дороги узкие и в осеннее время затруднительны для проезда. В пределах прихода пролегают два почтовых тракта — Казанский и Симбирский.
Карауловский приход и в прежнее время состоял и в настоящее состоит из одного села, в котором 119 дворов с населением в 850 душ обоего пола (400 м. п. и 450 ж.). При возникновении же прихода, когда в Карауловке устроялась первая по времени церковь, приходских душ было всего 60 мужск. пола, но тогда имелось в виду у Преосвященного Нижегородского Питирима причислить приходом к Карауловской церкви Какинскую мордву, среди которой за время построения Карауловской церкви началось просветителеное движение, поднятое Какинским мордвином Догадою, в крещении – Феодором, который, приняв сам хрисгпанство, ревностно стал пpoповежывать его своим однодеревенцам и настолько успешно, что по истечении лет проповеди крестилась вся Какинская мордва, которая в течение почти 25 лет — до построения в Какине самостоятельной церкви по проекту уже Преосвященного Нижегородского Димитрия Сеченова и была приходом к Николаевской церкви села Карауловки (1781—1754).
Граничит Карауловка на севере с. Моисеевкой и приходской к нему деревней Протасовом, на западе с Гуленками, на востоке с Гагином и на юге с. Какином.
По времени образования Карауловка — селение не особенно давнее; оно, как поселок, возникло в первой четверти XVIII века на месте, где прежде стоял сторожевой кордон, пикет, или караул для охраны государственной почты от воровских и разбойных людей на большом тракте, которые ютились и укрывались в деревне Байдарке, бывшей невдалеке от тракта. Здесь же помещался и вотчинный караул г.г. Бахметевых. От сторожевого кордона-караула и самый поселок, возникший на этом месте, получил название Карауловки.
По типу образования Карауловка принадлежит к разряду селений поместной колонизации. Основателем Карауловки, строителем первой церкви в ней и первым ее владельцем был помещик Николай Сергеевич Шильников, унаследовавший пустопорожние земли, занимаемые ныне Карауловским приходом от г.г. Бахметевых. В потомстве Н.С. Шильникова оставалась Карауловка до самого освобождения крестьян.

Первая Карауловская церковь построенная Н.С. Шильниковым была, по преданию старожилов, деревянная, без фундамента, небольших размеров и по архитектуре смахивала на обыкновенный дом, с кровлей на два ската, с одной главой и крестом, утвержденными на фонаре без пролетов или окон, который вделан был прямо в крышу. Престол в ней был один во имя Святителя Николая. Эта церковь существовала в Карауловке с небольшим 75 лет и за ветхостью, с построением новой церкви, разобрана, а из годного материала построена на месте бывшего престола приличествующая назначение часовня, в которой помещена часть икон из прежней церкви и между ними образ Спасителя в медно-чеканной посеребренной ризе и киоте. Часовня эта отстоит от ныне существующего в Карауловке храма на 150 сажень в направлении к северо-западу. Ее окружают могилы нынешних Карауловских предков и начальных Какинских христиан из мордвов. Здесь же на этом кладбище покоится прах и строителя первого Карауловского храма помещика Николая Сергеевича Шильникова.
Ныне существующий в Карауловке храм (второй с основания прихода) тоже деревянный, построен в 1805 году сыновьями первохрамоздателя Иоанном, Ceprиeм и Александром Николаевичами Шильниковыми и освящен 9 Ноября 1809 года в честь Вознесения Господня, по благословению Архиепископа Нижегородского Вениамина (II Краснопевкова), города Лукоянова протоиереем Григорием Игнатьевым.
Одновременно с построением церкви над папертью ее выведена была трехъярусная колокольня, а храмовая площадь обнесена деревянной оградой. В 1830 году в трапезе церкви устроен был придел, престол которого освящен в память о первом храме во имя Святителя Николая.
В первый раз по построении церковь ремонтирована и поновлена была в 1849 году на средства г.г. Шильниковых, а в последующие разы в 1877 и 1884—86 г.г. уже на средства прихожан. В 1849 году под здание церкви подведен каменный фундамент, совне стены обшиты тесом и окрашены охрой, тесовая кровля заменена железной и покрыта медянкой, внутри стены покрыты дикой краской, а свод расписан священными изображениями. В 1877 году церковь внутри обита холстом до осемерика и выбелена, а в осемерике по четырем углам изображены Евангелисты. По сторонам же между углов помещены изображения из Новозаветной Истории.
В 1884 году обшивка внутри церкви покрыта масляной краской, а в куполе поновлена живопись.
В 1885 году в приделе поновлен и позолочен на полимент червонным золотом иконостас, а царские двери устроены совершенно новые.
В 1886 году церковь совне перекрашена вся медянкой и белилами от главы и до фундамента.
Особенную рачителеность по благоукрашению храма проявил церковный староста, местный крестьянин, Иван Фомичев, за трехлетнее староство которого (1884 — 86 г.) церковь обновлена всецело.

Утварью и всеми богослужебными принадлежностями церковь снабжена, благодаря усердию владельцев Карауловки и строителей храмов в ней господ Шильниковых вполне достаточно и даже богато. Между принадлежностями богослужения много весьма ценного от риз на иконах и св. сосудов до священнослужительских облачений и водосвятной чаши включительно. Примечания же особенного заслуживает один из напрестольных крестов – серебряный в 47 золотников, в коем вложены частицы мощей 18 святых и земля с Голгофы.

Храм стоит внутри села в северо-восточной половине его по отношению к оврагу и занимает местность ровную, открытую со всех сторон в расстоянии от жилых зданий поселян на 25 сажень.
Для приходского кладбища с построения ныне существующей церкви отведена площадь в 30 сажень длины и ширины за селом на восток в расстоянии от храма на 200 сажень, а прежнее кладбище, бывшее в ограде первой церкви, закрыто, и на нем после 1809 года никто более похоронен не был. Новое кладбище огорожено рвом и валом.

Причт при Карауловской церкви с основания прихода и до 1861 года состоял из священника и двоих причетников. В 1861 году вакансия второго причетника закрыта. Содержание причт получал от прихожан разными мелочными сборами и добровольными приношениями за требы. Основой же содержания служила земля, которую причт до половины текущего столетия обрабатывал собственноручно.
До 1853 года в Карауловке не было ни одного священника, который бы получил школьное не только семинарское, но и училищное образование, а все были мало ученые люди, начинавшие службу при церкви с пономаря и потом постепенно дослуживавшиеся до сана священнического. Эти священники служили в Карауловке до конца своей жизни.
В 1853 году был определен в Карауловку первый священник из кончивших курс семинарии А.3., но он прослужил только три года и перепросился на другой приход. Следующий за ним „из класса словесности” священник И.М. прослужил в Карауловке тоже только три года и перепросился на другое место. Третий и четвертый священники из кончивших курс И.У. и И.Я. священствовали в Карауловке только по полугоду, а за ними 2 1/2 года священствовал в Карауловке А.Р.
Все эти священники земли сами не обрабатывали, а довольствовались чужими руками „исполу” и скудными даяниями прихожан, а потому и терпели в содержании крайнюю нужду, которая и заставляла их просить епархиальную власть о переводе в более обеспеченные приходы. Карауловский приход от этих четырех переходов, конечно, испытывал неудобство. И вот Карауловцы, чтобы прийти на помощь священнику и тем удержать его у себя на более долгое время, решили устроить для причта церковные общественные дома, что и исполнили в 1873 году. Хотя постройка церковно-общественных домов не значила надлежащего обеспечения причта, тем не менее поступивший после Р. в Карауловку священник „из философского класса” И.Д. прослужил в Карауловке около 7 лет. И так как по уходе Д. желающих поступить в Карауловку в священника лиц не находилось, то Епархиальное Начальство распорядилось „по малочисленности душ и по малодоходности ” Карауловский приход присоединить к Какинскому.

Год приписки к другому приходу без своего священника отозвался на Карауловцах чувствительно, и они положили: в обеспечение причта вместо доселе практиковавшихся мелочных сборов и платы за требы дать от себя определенное жалование в размере 250 рублей в год с правом взимать причту с них – прихожан плату за необязательные требоисправления, как то: молебны, панихиды, акафисты, заупокойные литургии и проч. от 5 и до 50 коп. Составленный в эту силу приговор вместе с прошением к Преосвященнейшему Maкарию возымел свое действие: приход снова был открыт. Нашелся и кандидат на священство в Карауловке — дьякон с. Гаврилова Лукояновского уезда Н. Знаменский, который по посвящении „во пресвитера” и священствует в Карауловке до сего дня.

Население Карауловки по происхождению все чисто русское, по исповеданию веры — православное, по религиозно-нравственной жизни —богобоязненное. Кроме заботливости о благоукрашении своего приходского храма и внимания к положению его служителей Карауловцы выражают богопочтение в постоянном посещении храма Божья во все воскресные и праздничные дни, в строгом соблюдении и исполнении всех церковных установлений. Посты блюдут свято, а старушки даже и понедельничают. Во святую четыредесятницу все, имеющие возможность, непременно говеют и по исповеди сподобляются св. Христовых Тайн, а более набожные говеют и в другие посты. Больные же прибегают к напутствованию во всякое время. В Пасху и во дни престольных праздников Вознесения Господня и Николая Чудотворца все прихожане принимают в свои дома святые иконы для молебных пений, а в Рождество и Крещение — „со славою“ и св. водой. В благочестивом обычае у Карауловцев и ежегодное хождение на богомолье к святым местам: ходят более в Саров, а некоторые и до Киева, и оттуда приносят елей, крестики, св. воду и священные изображения.
Поминовение усопших родных Карауловцы совершают во все родительские субботы, а о новопреставленных совершают поминовение в 3, 9, 20 и 40 дни, более же состоятельные заказывают и сорокоусты.

Общественные моления Карауловцы отправляют всем миром, сопровождая их крестными ходами после литурии или вокруг села в предохранение от губительного поветрия, или по полям во время бездождия. Если бездождие продолжительно, то крестные ходы после литургии совершаются по несколько дней кряду.
В нравственном отношении Карауловцы обладают многими добрыми качествами: у них „в миру“ вдовы и сироты не лишены насущного хлеба и крова, a сторонние нищие получают неоскудную милостыню.
Экономический быт Карауловцев удовлетворительный. Крестьяне имеют в наделе до 650 десятин и сверх того арендуют у соседних землевладельцев до 800 десятин с платой за десятину под озимое от 10 до 12 рублей и под яровое от 5 до 9 рублей. Благодаря сравнительно хорошей почве урожай получается в достаточном количестве. Из видов хлеба засевают: рожь, овес, гречу, чечевицу и в меньшем количестве пшеницу, просо, полбу и конопель. Избытки от урожая сбывают в Гагино, Лысково, Арзамас и Нижний Новгород. Пастбища есть, но недостаточно, а потому и скотоводство у Карауловцев не развито. Впрочем у каждого домохозяина есть столько всякого скота, сколько требуется какого в крестьянском быту. Трое домохозяев имеют незначительные пчельники и трое — ветряные мельницы.
Из ремесел у Карауловцев развиты: портняжное, сапожное и плотничное, которые служат подспорьем в хозяйстве. Незнающие же ремесел Карауловцы отправляются за излишеством рабочих рук в доме на сторону, где и нанимаются под гурты скота, а другие – в судовую работу на Волгу.
Во внешнем быту Карауловцы ни чем особенно не отличаются от крестьян других смежных с ними селений ни устройством жилищ, ни одеянием, ни домашним обиходом. Но им присуща опрятность, которой у крестьян других селений не замечается.
В семейном быту у Карауловцев “большину“ держит домохозяин: он распоряжается всем хозяйством по дому, причем, если его домоправительство идет ко благу, а не в ущерб, дом держится крепко, в противном случае начинается прежде недовольство младших в семье против старшего, а затем следует и неизбежный раздел. При разделе каждый из братьев получает по равной части.
В общинном быту Карауловцы признают за сходом решающее значение, а потому при выборе в сельские власти обращают внимание на качества избираемых лиц, особенно если избирается мирской староста: чтобы он был трезв, правдив, честен и умелый в управлении сходом и делами, ему подлежащими.
В числе Карауловского населения грамотных, умеющих читать и писать только 12 человек и 18 человек – умеющих только читать. Это малое число грамотных пользуется в приходе со стороны неграмотных уважением и почтением.
Суеверий между Карауловцами особых не замечается, кроме одного, резко бросающегося в глаза – это поливка водой могилы до и по опущении покойника. Делается это Карауловцами по их суеверному убеждению потому, что будто бы этим предотвращается летняя засуха.
На мир Божий Карауловцы смотрят как на дивное творение Божье, непостижимое для ума человеческого. Из отдельных явлений природы более всего смущает Карауловцев появление комет. Комета по их представлению непременно предвещает какое-либо народное бедствие: голод, мор, войну и т.п.
Из народных празднеств у Карауловцев сохранился только, и то в слабой степени, Семик, как праздник весны. Его справляют исключительно одни девицы, разодетые по-праздничному в лучшие одежды. Они с обряженной в цветные ленты кудрявой молодой березой ходят по улицам села с песнями и по обходе возвращаются в избранный дом, где угощаются вскладчину разными яствами и сластями.

Сообщ. Аполлон Можаровский

Источник: Нижегородские епархиальные ведомости № 9 от 1 Мая 1894 года

Записи по теме

вверх