Поля около МигиноПравославие 

Приход села Мигина Васильского уезда Нижегородской enapxии

История села Мигина

Село Мигино расположено на отлогости горы, имеющей склоны к востоку и югу. С южной стороны огибает гору речка Черная, впадающая в р. Уронгу в двух верстах от Мигина. Селом пролегает большая дорога из Сергача в Василь-Сурск, от которого Мигино отстоит на 50 верст.
В окрестностях Мигина расположены села Шименеевка к востоку, Сосновка к югу, Вершинино к западу, Моклоково к северо-западу и Спасское к северу.
До секуляризации монастырских и церковных имений и до учреждения монастырских штатов 1764 г. в царствование Императрицы Екатерины II село Мигино с приходской к нему деревней Борисовкой принадлежало Нижегородскому Благовещенскому монастырю и числилось в Курмышском уезде. Со времени же секуляризации оно поступило в ведение Коллегии Экономии и крестьяне вместо монастырских стали называться экономическими Нижегородского уезда. С издания же положения о губерниях и открытия Нижегородского наместничества 1779 г. со вновь образованными в нем уездными городами Мигино в административном отношении перечислено из Нижегородского в Княгининский уезд, а когда в Нижегородском наместничестве окончательно было определено каким городам быть уездными и каким заштатными, Мигино отчислено к Васильскому уезду.
Во время „монастырщины” Мигино было окружено огромным лиственным лесом (дуб, липа, ясень и др.), из которого сооружались не только все обывательские постройки, но и сами приходские церкви. Когда же этот лес по секуляризации поступил во владение крестьянского общества, началось его постепенное истребление, благодаря беспорядочности крестьянского хозяйства. Так что теперь из величавого когда то леса остался едва заметный кустарник, вконец истребляемый крестьянами на топливо, потравляемый скотом и распахиваемый под пашню.
Население Мигина и Борисовки в общем простирается до 2800 душ обоего пола. По происхождению оно русское, а по исповеданию веры православное, за исключением сотни душ в Березовке, уклонившихся в поморскую и нетовскую секты.
Время образования Мигина как поселка восходит к началу XV века. Местность, занимаемая ныне селениями Спасским, Долгим Полем и Мигиным, в конце XIV века принадлежала некоему служилому человеку Зюзину, который в 1399 году эту свою вотчину дарствовал (приложил) на поминовение себя и своих родителей Нижегородскому Благовещенскому монастырю. В древнем монастырском синодике об этом вкладе отмечено так: „Дал в дом Пречистыя Богородицы Савва Сюзев свою вотчину Спасское селище да Мигины поля долгия“. Великий Князь Василий Димитриевич грамотой 1422 года узаконил этот дар за Благовещенским монастырем. Из отметки синодика нельзя усматривать, чтобы Мигины поля долгие были населенным местом, каковым было в приложенной вотчине селище Спасское, а скорее были пахотной пустошью, но в жалованной грамоте Благовещенскому монастырю об освобождении от пошлин крестьян, поселенных на его землях, данной Великим Князем Нижегородским Даниилом Борисовичем в 1417 году Мигино прямо уже называется селом со старожильцами в нем и пришлыми в него вновь из других княжеств людьми, из которых первые освобождались от пошлин на три года, а последние бессрочно. На полях долгих впоследствии образовалось еще особое селение, которое и доныне называется Долгим Полем.
На основании грамоты Великого Князя Даниила Борисовича можно с уверенностью сказать, что Мигино образовалось в поселок в первых годах XV века, а к 1417 году оно превратилось уже в село, предполагается, с устроенным в нем храмом.
Быстрое возникновение на дарственных Мигинских полях долгих сначала поселка, а потом и села объясняется тем, что тогда крестьяне еще не были крепкими земле, но пользовались правом свободного перехода от одного владельца к другому, причем охотнее селились на землях монастырских, чем на землях разных служилых людей, так как под управлением монастырским жить им было лучше, чем под управлением господским. И хотя в описываемое время юное Нижегородское Княжество не мало тревожили своими набегами ордынские татары, но русская колонизация от Оки на восток к Суре, начавшаяся с основания Нижнего Новгорода, не прекращалась до времен усиления татарского Казанского царства в половине XV века. И снова волной хлынула даже за Каменный Пояс и к Каспию, как скоро Грозный сокрушил татарские царства на Волге, а Ермак в Сибири.

Церковь села Мигина

В грамоте 1417 года Мигино названо селом. Если предположить, что в нем в то время была уже и церковь, то она (эта церковь или вторая по ней) о двух престолах к 1752 году „весьма обветшала”. Обветшание храма побудило Мигинских приходских людей во главе с церковным старостой бить челом тогдашнему Преосвященному Нижегородскому Вениамину об указе построить новую церковь. И 30 Октября 1752 года из Домовой Преосвященного Вениамина Казенной Конторы дан был Нижегородского уезда села Мигина церкви Рождества Пресвятыя Богородицы церковному старосте Константину Петрову с приходскими людьми указ Ея Императорского Величества за подписью Иоанна, архимандрита Оранского, и приложением печати Преосвященного для того, как писалось в указе, что „Октября 29 дня сего 752 года в поданном вашем к Его Преосвященству прошении написано: во оном де селе Мигине на деревянной церкви во имя Рождества Пресвятыя Богородицы с приделом Николая Чудотворца и на колокольне кресты и кровля весьма обветшали, и ныне желаете вы построить новую деревянную церковь с приделом во имя прежняго вышеозначенного храма, а без указа строить не смеете. И тем прошением требовали о построении вновь церкви Божия во имя Рождества Пресвятыя Богородицы с приделом Николая Чудотворца указа. А по справке в вышереченной Казенной Конторе оказалось: Октября 12 дня 742 года в присланном Ея Императорского Величества указе из Святейшаго Правительствующаго Синода между прочаго написано: „ежели впредь кто будет просить о строении вместо ветхой церкви, то оную ветхую церковь, буде она совершенно ветха, и служить в ней невозможно, разобрать, и вновь на том же месте и в тож наименование строить по подобию прочих святых церквей. И построя церковь убрать святыми иконами и прочим церковным благолепием, как святыя правила и церковные уставы и состоявшийся в 734 году Сентября 13 дня указ повелевают, дабы престол был в вышину аршина шести вершков и с дцкою, в длину аршина осьми вершков, в ширину аршина четырех вершков, и ко освящению приличное все изготовить, чтобы церковные сосуды были серебряные, а по самой необходимой нужде оловянные из чистого олова, и олтарныя одежды и священнослужительсия облачения имели хотя-б шелковыя, и книгами всего церковного круга удовольствованы, и те книги на имя той церкви по листам подписаны-б были. А когда та церковь построена и оное приличествующее ко освящению совсем изготовлено будет, тогда оное все описав с достоверным от духовных правлений свидетельством, и те описи прислать к епархиальным архиереям при доношении, причем и о определенной к церкви пашенной земле и сенных искосах — вся ли оная за священно-и-церковнослужителями во владении, и коликое число имеется, и сколько-ж дворового числа и в них мужеска пола душ в наличии в приходе тоя церкви находится — объявлять имянно“. По которому вашему прошению резолюциею Его Преосвященства велено вам просителям о строении вышеупомянутыя церкви Богородицкия с приделом Николая Чудотворца дать указ с таковым определением, дабы оная церковь и придел построены были по подобию прочих святых грекороссийских церквей конечно будущаго 1753 года в летнее время неотменно, и царския двери в олтарных стенах были бы посреди, а по правую сторону южныя, а по левую северныя двери, а подле царских дверей по правую сторону меж южными дверьми поставить образ Всемилостиваго Спаса, а по левую сторону меж северными дверьми поставить образ Пресвятыя Богородицы, а подле Спасителевых икон поставить образы настоящих тех храмов и иныя святыя иконы по чину; а в олтарях святые престолы поставить против вышеписанного ж состоявшагося в прошлом 734 году Сентября 13 дня указа. А об освящении тоя церкви с приделом и об антиминсах бить челом Его Преосвященству в то время, как та церковь и придел совсем совершатся, при чем прежде освященные тоя церкви с приделом антиминсы для освидетельствования предъявить Его Преосвященству в Крестовой палате. И просителям церковному старосте Константину Петрову с приходскими людьми о вышеписанном чинить по сему Ея Императорского Величества указу”.
За два лета 1753 и 1754 годов церковь была построена и изготовлена к освящению, которое последовало в 1755 году, о чем свидетельствует надпись на деревянном кресте, хранящемся в Мигинской церкви.
По архитектуре церковь самая примитивная: бревенчатые стены совне и внутри ни чем не обшитые и даже некрашеные, брусчатые потолки вместо сводов, срубами с уступами к верху пирамидальной формы, шатры вместо куполов над потолками, симметрии в отдельных частях храмового здания не имеется.
В таком виде церковь простояла почти сто лет и только с 1851 года стала благоукрашаться. С 1851 по 1886 год последовательно храм приводился в подобающий дому Божию вид: под храмовое здание подведен каменный фундамент, шатровые срубы заменены круглыми куполами, крыши вместо прежнего теса покрыты железом и окрашены медянкой, стены совне обшиты тесом и окрашены в белую краску, внутри потолки заменены сводами на колоннах, полы перестланы вновь, иконостасы устроены новые, над престолом главного алтаря резная на колоннах сень, в теплом трапезном приделе стены и своды внутри оштукатурены и расписаны священными изображениями, в холодном главном храме стены обтянуты внутри холстом и расписаны как и в трапезном Священными изображениями и проч.
Ha месте, где стояла прежняя Богородицерождественская церковь — саженях в 80-ти на северо-восток от настоящего храма — устроена деревянная часовня.
По построении и освящении новой церкви прежняя продолжала стоять в запустении около десяти лет, до времени, пока не осенила благая мысль, к сожалению поздно, благовещенского архимандрита Иону перестроить эту церковь на теплую небольших размеров для жительствующих на монастырском подворье в Мигине монахов и освятить ее во имя новоявленного (21 Сентября 1752 г.) чудотворца — святителя Димитрия Ростовского. В этом смысле Мигинский церковный староста с приходскими людьми сделал заявление отцу архимандриту, а последний вошел прошением к тогдашнему Преосвященному Нижегородскому Феофану. От 27 Октября 1763 года из Казенной Преосвященного Феофана Конторы О. архимандриту Ионе дан был Ея Императорского Величества позволительный указ за подписью Иepoмонaxa Иннокентия: „Октября 18 дня сего 1763 года в поданном от Вашего Высокопреподобия Его Преосвященству прошении написано, что поданным к Вам прошением вотчины оного монастыря села Мигина староста церковный Иван Сергеев, выборный Малафей Храпунов с приходскими людьми, объявили свое желание, чтобы имеющуюся в том селе старую деревянную ветхую церковь перебрать и сделать теплою во имя новоявленнаго святителя Димитрия Ростовского чудотворца, и требовали Ваше Високопреподобие о перестроении объявленной ветхия церкви и о построении вновь теплой во имя святителя Димитрия Ростовского чудотворца позволительного указа. И по Ея Императорскаго Величества указу и по резолюции Его Преосвященства велено показанную старую холодную ветхую церковь Богородицкую разобрать и с новыми бревнами во имя святителя Димитрия Ростовскаго чудотворца, перестроить. А при строении ветхий церковный лес, кой в церковное строение уже не годится, употреблять в церковное строение на отопление или да печение просфор. А кроме того, оного ветхого церковнаго леса ни кому ни на что отнюдь не расхищать. А прежняго престола престольные столбцы и дску зарыть в землю под новым престолом. Новый же святый престол доставить равномерно
шести вершков и со дцкою, в длину аршина осьми, в ширину аршина четырех вершков. А по построении тоя церкви об освящении и об антиминсе бить челом Его Преосвященству и о том дать указ. И Нижегородского Благовещенского монастыря отцу архимандриту Ионе о вышеписанном чинить по сему Ея Императорского Величества указу”.
Секуляризация монастырских имений 1764 года помешала благому намерению О. архимандрита Ионы: Мигино отошло в ведение Коллегии Экономии и монастырское подворье в нем порушилось, а с вместе и потреба в особом храме для него.
Составь причта в селе Мигине в разное время был неодинаков по числу его членов. Так в 1786 году в Мигине было два священника, дьякон, два дьячка и два пономаря, что видно из подписи тогдашних Мигинских священно-и-церковнослужителей на копиях с межевых актов, составленных 1 Августа того года и хранящихся доселе в Мягинской церковной ризнице.
С 1863 года причт состоял уже из четырех членов, с 1878 года – из двоих, а с 1880 года и до ныне – из троих: священника, дьякона и псаломщика.
Во владении священно-и-церковнослужителей села Мигина издревле находятся 88 десятин пахотной земли, планы на которую вместе с копиями с межевых актов хранятся и но настоящее время при церкви.
До 1800 годя из 88 десятин -33 десятины обрабатывали на причт прихожане, а с этого года прихожане обязались вместо обработки выдавать ежегодно причту: ржи 60 четвертей, пшеницы 15, гречи 15, овса 10, гороху 5 четвертей, соломы и гуменного корму 55 овинов, сена 240 пудов, или за все деньгами 380 рублей. Неизвестно, как долго продолжалась такая дача со стороны прихожан Мигинскому причту, по крайней мере, живой памяти о ней не сохранилось. В 1871 году в силу предложена губернского по обеспечению быта духовенства присутствия прихожанами села Мигина постановлено: выдавать приходскому причту ежегодно вместо хлебных сборов по 270 рублей, а для помещения членов причта приобрести приходские дома и поддерживать их. Это постановление сохраняется в силе до сего времени.
Прихожане села Мигина занимались и занимаются исключительно земледелием, и только недороды последних лет стали побуждать их искать и других занятий.

Сообщ. Аполлон Можаровский

Источник: Нижегородские епархиальные ведомости № 2 от 15 Января 1897 года

Записи по теме

вверх